Скачать приложение Политринг

Юрий Глушаков: Пару слов в защиту Белорусской Народной Республики


С приближением 100-летия БНР количество публикаций на эту тему начинает возрастать. А к старым мифам добавляются новые, иногда – не менее шокирующие…


БНФ против БНР?


Мифологии так много, что здесь мы рассмотрим для начала только один сюжет. Хорошо известно, что в старой историографии утверждалось, будто БНР было исключительно делом рук «буржуазных националистов». Сегодня же хорошо известно – и на Первом Белорусском съезде в декабре 1917 года, и в составе БНР доминировали  левые – как умереннее социалисты, так и крайние радикалы. Вроде белорусских эсеров с их установкой на мировую революцию. 1-я Уставная грамота БНР провозгласила уничтожение частной собственности на землю и установление 8-часового рабочего дня, что было в те годы одними из главных требований социалистической программы-«минимум». 


Правда, в рядах нынешних белорусских политических партий эти и подобные факты, по понятным причинам,  предпочитают игнорировать. А  накануне юбилея пошли еще дальше. Оказывается,  БНР не смогло стать реальным государством и обрести международного признания… из-за белорусских социалистов, в нее входивших. Так, в одной из недавних лекций профессор Алесь Смолянчук заявил следующее: 


«Сацыялістычнае дактрынэрства фактычна зьнішчыла магчымасьць паразуменьня розных палітычных сілаў у беларускім руху. Але галоўным чынам Скірмунт прайграў таму, што Нямеччына была супраць, зазначае прафэсар Смалянчук. Ён удакладняе: «Немцы, на якіх Скірмунт спадзяваўся, калі пачалося фармаваньне ягонага досыць сур’ёзнага ўраду, далі зразумець, што яны не пацерпяць гэтага. Іх цалкам задавальнялі ўрады сацыялістаў, якія ня мелі шанцаў на міжнароднай арэне».


Консервативный польско-белорусский политик Роман Скирмунт – глава одного из правительства БНР в 1918 года.


Возможно, издание исказило слова уважаемого профессора? Или вырвало их из контекста? Допускаем это. Но и без этой публикации  отождествление  социалистической  БНР с едва ли не нынешним консервативным БНФ – и без того  широко распространенный миф…


«Я-я, Кемска волость…»


Что же произошло в том  далеком 1918 году? Неужели некий «социал-доктринер»  Воронко подсидел в правительственном кресле очень «серьезного» политика Скирмунта? И именно из-за этого дела в Беларуси пошли наперекосяк?


Начнем с «социалистического доктринерства».  Язепа Воронку и членов его правительства,  сменивших консервативный кабинет Романа Скирмунта, очень трудно назвать левыми радикалами или догматиками. Это были очень умеренные деятели из правого крыла партии «Белорусская социалистическая громада». Такие себе социал-демократы европейского толка. Отставку же команды Скирмунта вызвало отсутствие его поддержки не только в Раде (парламенте) БНР, но и в целом в белорусском обществе, излишним «доктринерством» никогда не страдавшем.   А все началось с  телеграммы, отправленной Радой 25 апреля 1918 года  по инициативе Скирмунта германскому императору  Вильгельму II. В ней говорилось: «Только под опекой Германского государства видит Рада добрую волю своей страны в будущем».


Сие послание, скорее всего, не было инициативой только господина Скирмунта. Например,  что схожий документ был подготовлен  на имя немецкого «государя императора» Литовской Тарибой - по «совету друзей» из Берлина. Аналогичное предложение от немцев могло придти и здесь.


Представьте себе Беларусь в 1918 году. Почти вся ее территория оккупирована германской армией. Немцы обложили белорусских крестьян, и без того истощенных многолетней мировой войной,  непомерными продовольственными поборами. Белорусское сало, картофель и хлеб вагонами вывозят «нах фатерланд».  Не согласных – безжалостно шомполуют. Рабочие в городах также обязаны исправно работать на победу германской империи. Пытающихся бастовать арестовывают тысячами и отравляют в концлагерь, устроенный оккупантами в Брестской крепости. Конечно, немцы в 1918 году еще не дошли до уровня зверств  Второй мировой войны. Но все равно,  пойманных партизан и повстанцев немцы вешают прямо на площадях. Как, например, они поступили впоследствии с участниками Горвальского восстания.


 И вот на этом фоне группа публичных политиков отбивает в Берлин телеграмму – дескать, навеки с вами. Политическое самоубийство? Как сказать. Для подобных Скирмунту  помещиков немцы были действительно «избавителями» -  они возвращали им землю и в дальнейшем обещались защищать от собственных, белорусских крестьян.


Но телеграмма кайзеру стала крупнейшей политической ошибкой, которая аукается сторонникам БНР до сих пор. Сразу же после этого злосчастного телеграфирования по Беларуси и России пошла волна возмущения – «буржуазные Рады во главе с фон Скирмунтом продают Беларусь немцам». Разумеется, большевистская пресса охотно подхватила эту тему.  


Что до «социалистического доктринерства», то уж оно никак не могло уничтожить «возможность взаимопонимания различных сил в белорусском движении». Хотя бы по той причине, что почти все эти политические силы сами были социалистическими. Кем был Роман Скирмунт?   Скирмунты -  родовитая  фамилия, владевшая поместьями как в Польше, так и в Беларуси.  Сам Роман Скирмунт свою политическую деятельность  также начинал в числе депутатов царской Государственной Думы от «польского кола». Его дядя Константин Скирмунт, например,  в последующем был министром иностранных дел Польши. Лишь незадолго до описываемых событий Роман Скирмунт вдруг почувствовал себя «политическим белорусом». Однако никаких серьезных партийных структур ни за Скирмунтом, ни за ему подобными «буржуазными» политиками, в то время не стояло. По причине почти полного отсутствия белорусской национальной буржуазии как таковой. Крупные собственники в белорусских городах и местечках  были представлены преимущественно лицами еврейской, польской либо русской национальности. Русскими либо поляками было и подавляющее большинство помещиков.   

 

Белорусская же национальная идея опиралась на крестьянство и  разночинную демократическую интеллигенцию.  Поэтому и основными политическими партиями БНР была Белорусская социалистическая Громада и вышедшие из ее рядов Белорусская партия социалистов-революционеров, Белорусская социал-демократическая партия и Белорусская партия социалистов-федералистов. «Отцом» БНР и декларации о независимости Беларуси  был социалист-громадовец Антон Луцевич.


Естественно, левые социалисты в  Раде, возмущенные «кайзеровской телеграммой», в знак протеста стали выходить из нее.