Скачать приложение Политринг

Лариса Насанович: Смягчить нельзя оставить как есть


В плане наркомании и оборота наркотиков Солигорск далеко не самый благополучный город в стране.


 Не раз обсуждались эти проблемы столицы шахтеров на различных этажах власти, включая МВД, Совет Безопасности Беларуси. В 2016 году в Солигорском районе было зарегистрировано 630 человек, стоящих на учете наркозависимых, что составило 42 процента от общего числа по области. На первое сентября 2017 года на этом учете значилось 560 человек, из которых 270 были со статусом ВИЧ. 


Подавляющее большинство наркозависимых района проживает именно в самом Солигорске. Для получения представления о реальной картине цифры официального учета нужно умножить в 6-10 раз. Судите сами, какая ситуация в 100-тысячном Солигорске в плане наркомании (и ВИЧ, но в данной статье проблемы ВИЧ касаться не будем).

 

Жители Солигорска о проблеме употребления и распространения наркотиков в городе знают и без всякой официальной статистики. У многих среди знакомых найдется тот или та, у кого в местах лишения свободы отбывал или отбывает срок за наркотики  кто-то из близких. Немало тех, кто сам  ездил-ездит на свидания к осужденному за наркоту сыну,  или мужу, или жене, дочке. А некоторые уже не зону с передачами посещают, а могилы родных, умерших от передоза. Можно услышать разговоры, что вот в доме на таком-то этаже варят, можно наткнуться на шприцы на черных лестницах, маленькие пустые пакетики.


 Буквально на днях одна женщина рассказала: вечером позвонили в дверь ее квартиры. Она открыла, увидев в глазок, что это девушка.  Юная особа  попросила табуретку или стул. Женщина поинтересовалась: зачем. Та сообщила, что ей надо открутить плафон у лампочки на лестнице, там должна быть одна вещь для нее. Недоумевая, стул женщина ей вынесла. Девушка открутила плафон, ничего там не нашла, пришла в  возбуждение. На повышенных тонах  сказала: нет закладки, обманули.


- Я только тогда сообразила, что она искала в плафоне пакетик с наркотой,- сказала хозяйка стула. – Я спросила у нее: не боится ли она, что я позвоню в милицию. Она глянула  на меня и бросилась вниз по лестнице. А утром жильцы подъезда увидели, что на всех этажах плафоны с лампочек откручены и валяются на полу, почти все разбитые. Ну, милицию  вызвали.


Жители Солигорска, конечно, знают о движении «Матери 328», которое объединяет родственников осужденных по статье 328 УК РБ. Знают  о предпринятой участницами движения голодовке  с целью добиться  уменьшения  сроков лишения свободы, предусмотренных по этой статье, а также упорядочивания норм учета наркотических преступлений, возможности применения амнистии к осужденным за преступления, связанные с оборотом наркотиков.


До сих пор в городе слышны разговоры о преступлении и наказании группы молодежи из шести человек, которые были осуждены второго февраля за сбыт наркотиков по статье 328 ч. 4  и получили от 10 до 18 лет. В группу входило трое несовершеннолетних, они получили по 10 лет без конфискации.  Самому старшему, организатору, 23 года. Ему присудили 18 лет колонии усиленного режима с конфискацией имущества. 


Солигорчане высказывают разные мнения на предмет того, следует или нет смягчать наказания по «наркотическим статьям». Вот для примера несколько из этих мнений.


Степан Ефимчик. Он предприниматель, народный умелец, известен в определенных кругах и своими техническими изобретениями.


В деле наказания за наркотики  смягчения быть не должно.   Прежде всего, для тех, кто наркотики, спайсы распространяет. Мамы парней, получивших большие сроки  за сбыт наркоты, видите ли, устроили голодовку.   А вот мне распространителей совсем не жалко. Они ради бабла втягивают  в адский круг других, подвергают риску новые жизни и судьбы.   И эту цепь надо прерывать самым решительным образом.


До пяти лет лишения свободы, начиная с 16-ти летнего возраста,  только за приобретение и  хранение наркотика без цели сбыта, то есть   потребителям,  выглядит жестко, но и здесь, на мой взгляд, все правильно.  Такая мера  помогает сдержать  подростков и молодежь от первого рокового шага.  Конечно, и родителям, общественным структурам,  надо больше работать с детьми  в плане профилактики наркомании. Ребенок должен и во сне помнить, что наркотик, спайс  - нельзя, ни под каким соусом, давлением нельзя,  уговорам и подначиваниям  попробовать наркотик  не поддаваться  Моему внуку семь, но даже в таком возрасте он уже знает об этом хорошо. Как и о том:  что бы ни  совали тебе в руки  незнакомые тети, дяди, большие мальчики,  девочки, ничего не брать. Да, вот такая сейчас у нас реальность. 


Вера. Она мама взрослой дочери. 


- Для  крупных наркодельцов   наказание  даже ужесточить. Их жалеть нечего. 


Вообще, подход должен быть дифференцированным.   Думаю, нельзя давать одинаковые сроки лишения свободы тем, кто продавал крупные партии и тем, кого  привлекли к ответственности  за передачу или продажу   одного пакетика, или какой-то сигареты с травкой. Во втором случае,  и  если человека привлекли впервые, отправлять в места заключения, наверное, надо, но сроки должны быть небольшими. Это что касается взрослых людей.


 Подростка,  коль  он  хранил наркотик для себя или даже  попался в первый раз  на продаже, обяжите  улицы на виду у всех мести 2-3 месяца, лечение пусть пройдет, во втором случае пусть даже ограничение свободы на год- два  получит,  но не нужно  его в места не столь отдаленные на 5-8 лет отправлять. Он с зоны озлобленнее вернется, а не добрее.  Если подросток втянут взрослыми в  ОПГ  распространителей, этим взрослым по всей строгости. Нечего толкать на преступление  несовершеннолетних. А к самим несовершеннолетним в этих случаях нужен  более гуманный подход, чем сейчас применяют. 10    или даже 7-8 лет заключения давать им,  если привлекаются впервые – это, по моему мнению, чрезмерно  для оболваненных хитрыми дядьками,  наркодилерами, подростков.


  В конце концовименно взрослая часть общества несет  ответственность за то, что развелось столько наркодилеров, наркобаронов,  что наркоту  не один год продавали, а, может, и сейчас бывает, что продают прямо у школ, что поставки и сбыт наркотиков порой крышуют сотрудники силовых ведомств. Что бесплатных кружков, секций, способных увлечь подростка,  все меньше, а платные секции посещать не всем по карману.  


Александр, 28 лет, работает в одном из частных предприятий.


- Dura lexsed lex – закон суров, но это закон.  А в целом, я государство в этом плане поддерживаю.


Валентина Бешанова


В свое время моего сына, а потом дочь затянули в этот омут. А   дальше они оба были осуждены и лишены свободы за преступления, связанные с наркотиками. Отбывали наказания  еще по старому законодательству.  Для меня это было большое горе, у них сломанные судьбы. Иногда думаю, чего бы они смогли достигнуть, если бы не угодили в эту яму.

 

Не знаю,  если бы на тот момент, когда моим детям в первый раз предложили наркотик, были бы такие строгие законы, как теперь, может,  они бы все-таки побоялись  пробовать эту пагубу, а, может, и не нашелся бы тот, кто им ее подсунул. 


Я поддерживаю то, что наркоторговцев сажают теперь на более длительные сроки. Конечно, важно, чтобы не было ошибок здесь, и  большие сроки  получали только реальные сбытчики. Что касается несовершеннолетних, которые оступились впервые,  им наказание, на мой взгляд,  законодательно следует уменьшить. Надо оставить им шанс на правильный путь в жизни.


Алена (имя изменено по просьбе женщины)


- Я  попросила изменить имя, потому что  много знакомых, не хочу, чтобы люди  лишний раз судачили. У меня хорошая дочь, у нее растет сын. А вот  отец дочери и дед моего внука был наркоманом. 


Мой муж подсел на иглу, когда наша дочь была совсем маленькой. И я в полной мере испытала весь тот кошмар, в котором  оказываются члены семьи наркоманов – страх, безденежье, отчаяние, нервную усталость. . Любой наркоман через какое-то время становится  распространителем, ведь нужны деньги на дозы для себя, а сил и желания  зарабатывать трудом все меньше. А еще, думаю, наркоманы стремятся расширить ряды своего «братства», чтобы притушить личное чувство вины, не выглядеть в собственных глазах изгоем.  Ведь чем больше вокруг  таких, как ты сам, тем легче  уверить себя, что ты не отщепенец. 


 Потом мужа осудили за наркотики и отправили в колонию. Я расторгла брак. Он  после отсидки  просил меня вернуться к нему, обещал, что больше никогда-никогда. Хорошо, что я не поддалась на уговоры.   Через полтора года он загремел за распространение наркотиков на зону вторично. 


 Дочка росла без отца, с копеечной помощью от него, а часто месяцами и совсем без помощи. Мы жили с ней очень скромно материально, но зато в доме было спокойно, легко дышалось и ничто не мешало ее развитию,  учебе. Потом  ее отец  умер.  Дочь ненавидит наркотики, шарахается от любого контакта с человеком, если у нее возникает подозрение, что тот их употребляет. 


 Я считаю правильным, что с наркоторговцами и их помощниками  в Беларуси так строго. Может, снизятся  риски роста числа наркоманов среди подростков.  Не все родители могут  обеспечить тотальный контроль за своими  детьми. По разным причинам. Но дети в стране должны быть защищены в этом плане также и государством. Насчет лечения наркоманов.  Надо принуждать их лечиться, если сами не хотят. Но похоже,  это лечение  не слишком  эффективно на  сегодняшний день. Как там говорят? Коготок увяз – всей птичке пропасть. 


Валерий Горбацевич, шахтер-пенсионер, член Белорусского независимого профсоюза


- «Матери 328» -это мамы, которые объединились в попытке спасти своих детей. Многие из этих детей по наивности, движимые любопытством, желанием самоутвердиться,  попробовали вкусить запретного, а потому манящего их плода – наркотики. Тысячи юных душ не смогли противостоять искушению, не разобрались, что это искушение исходит от помойки человеческой цивилизации. Ну, а что же государство?   Вместо того, чтобы действенно противостоять наркотрафику, поставить прочный заслон на его  маршрутах, вместо того, чтобы ловить акул наркобизнеса и обеспечить общество  психологами, которые бы учили школьников и студентов умению не поддаваться на соблазны подворотни, власть отправляет в колонии на длительный срок тысячи молодых людей, среди которых значительная часть 15-17 летних. Где гарантия, что в результате этого криминальный мир не получит   в будущем тысячи новых закоренелых преступников?


 Думается, что пока не поздно, нужно объявить амнистию тем, которые попали в «параллельный» тюремный мир в последние три года в результате ревностного выполнения силовыми ведомствами плановых показателей по «наркотическим» статьям.  Полученного урока этим осужденным будет достаточно на всю оставшуюся жизнь, а свой горький жизненный опыт они сполна передадут своим детям. Власти же, на мой взгляд, нужно активнее идти на диалог с общественностью. Вместе обозначать болевые точки в социуме и вместе стараться найти решение сложных проблем.


Елена, жительница Солигорска


- Тревожно на душе. Сыну 12 лет. Начинается  самый опасный возраст. Под контролем он у нас с мужем, но к себе ведь не привяжешь.  Да и работаем мы, крутимся часто допоздна, чтобы сносный уровень жизни иметь. Объясняем, конечно, сыну, что нельзя соглашаться даже один раз попробовать, даже  просто подержать в руках наркотик. Что ни в коем случае нельзя общаться с теми, кто связан с наркотиками. Но все равно нет стопроцентной уверенности, что  однажды ему не подсунут какой-то пакетик, не уговорят курнуть травки. Это подростки.   С другой стороны, по нынешнему законодательству, он скоро подойдет к такому возрасту, когда из-за совершенной ерунды и, не имея никакого умысла что-то там продавать и распространять, он может попасть в такой переплет, что ему будет светить реально большой срок. Покурили одну сигаретку с травкой по кругу  подростки и пошли на восемь лет, как читала недавно. Говорила я  уже мужу, может, уехать нам из Беларуси.


*** 


Вот такие взгляды у людей на проблему, связанную с наркотиками. Многие понимают: существует риск,  что однажды вдруг эта проблема  вторгнется в любую, даже весьма благополучную и защищенную по общим меркам семью, что наркомания может затронуть  ребенка даже самых грамотных и успешных родителей. Тем более что повышенная охота идет у  опытных наркодилеров  именно  на отпрысков успешных и в материальном плане обеспеченных -  наркотики требуют денег. Хороший внутренний климат в семье, конечно,  помогают подросшему ребенку не сбиться с пути, но он не может жить без внешнего мира,  а там его  ожидает всякое.


В СМИ уже проскочили сведения, что зафиксировано  уменьшение обращений за  помощью  к наркологам... Вряд ли наркозависимых  стало меньше. Скорее, что люди боятся засветиться. А вот количество случаев, когда в общественном месте задерживают за нахождение в состоянии наркотического опьянения,  за последнее время выросло значительно.  Впечатление, что ужесточение наказания «за наркотики» не дает того эффекта, на который рассчитывали.


Сроки, которые дают за «пыль в кармане» мелким распространителям, в том числе несовершеннолетним,  за покупку и  хранение наркотика  без цели сбыта,  в социуме не только матерям осужденных  навевают мысль о наказании чрезмерном и несоразмерном. Пока «крупная рыба» наркобизнеса гуляет на воле, на зону на большие сроки  отправлены за наркотики  уже более десяти тысяч молодых ребят, в том числе и подростков. Да, оступились, да, надо наказать. Но наказание должно быть таким, чтобы можно было после него подняться, и чтобы не перечеркивалось, как нереальное, желание подняться. Надо, действительно, оставлять молодежи шанс.

Вероятно, это уже начали осознавать  и во властных структурах.   


Глава Верховного суда Беларуси Валентин Сукало  еще в феврале сказал, что есть потребность меньше привлекать по ст. 328 УК, т. е. потребителей. По его словам,  2 тысячи за год  потребителей – это очень много, и эта цифра может быть сокращена путем применения других мер воздействия. Планируют  более широко применять условно-досрочное освобождение, замену  наказания на более мягкое для тех, кто стал на путь исправления. По мнению главы Верховного суда, следует более объективно подходить даже к осужденным за распространение наркотиков. В тех случаях, когда это распространение носит характер совместного употребления.


Депутаты белорусского парламента ждут проект, смягчающий статью 328 УК РБ.

 


Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Как вы оцениваете отставку правительства?

 
 
Артем Агафонов: Интервью с избитым националистами Сергеем Лановенко

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461

X
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!