Рубаник: В Витебске наблюдается попытка использования белорусского языка как средства противодействия всему русскому


14-го июня в Витебске состоялся круглый стол Общественной платформы «Диалог», темой которого стали «Демократия и права человека в Беларуси». Одним из спикеров выступил представитель Союза белорусских писателей Дмитрий Рубаник.


Агафонов Артем: Здравствуйте, уважаемые гости. Здравствуйте все, кто захотел прийти на наш круглый стол. Это у нас второй круглый стол общественной платформы «Диалог». Первый круг стол у нас прошел в Минске, и мы там говорили о будущем Беларуси. Сейчас у нас новая тема: «Тема демократии и прав человека в Беларуси». Тема очень широкая, обсуждать можно в самом различном направлении, и здесь представлены самые разные люди, представляющие как власть, как провластные, проросийские организации,  оппозицию. На то он и круглый стол. Целью нашей организации было собрать вместе тех людей, которые, может быть, не могут встретиться между собой в простом диалоге и дать им поговорить, обсудить те проблемы, которые их волнуют на круглом столе. Та организация, которую мы создаем, называется «Гражданское согласие». Цель нашей организации – постараться приблизиться к тому, чтобы в нашем обществе было больше согласия и было поменьше ненависти, радикализма, меньше агрессии. И сегодня я рад открыть это мероприятие, меня зовут Артем Агафонов, я сопредседатель оргкомитета нашего «Гражданского согласия». Сейчас я передам микрофон еще одному сопредседателю, его зовут Евгений Константинов. Пожалуйста, Евгений.


Константинов Евгений: Добрый день. Собственно говоря, уже  добрый день, поскольку мы немножко позже начинаем, но, тем не менее, все люди собрались, и мы сегодня в таком большом количестве, и столько представлено различных политических сил. В Минске нас было меньше. Как видите, растем, собственно говоря, работаем над собой, постоянно самосовершенствуемся. Я надеюсь, что сегодня вам будет интересно послушать нас и тех, кто будет выступать, поскольку это абсолютно разные люди, у них радикально разные точки зрения  на права человека, на то, что сейчас происходит в Беларуси. Поэтому, я думаю, будет интересно каждому. Вы можете задавать вопросы, которые вас интересуют после выступления участников, или сами делать какие-то ремарки, и, может быть, сами выступите, если у вас какая-то интересная мысль в голове возникнет по этому поводу. Я надеюсь, что мы плодотворно проведем эти часы, которые отпущены нам на мероприятие и узнаем друг друга больше. Спасибо большое, что вы пришли.


У нас представитель от Николая  Статкевича – Евгений Вильский, он представляет оппозицию. Так, у нас есть специалист от БНФ, это Александр Кузнецов. У нас представлена еще одна оппозиционная организация «Говори правду», последнее время часто выступает в диалогах с различными организациями, поэтому это для них привычно: Виталий Кветинский, Левачов Егор. Кроме того, у нас Петрушенко Николай, так же у нас Игорь Владимиров – участник в принципе оппозиционной партии коммунистической направленности. Кроме того, у нас представлен «Русский дом» - Пилецкий Иван Васильевич. По эту сторону стола у нас представители союза писателей: Дмитрий Рубаник, Владимир Павлович Крапуста. Вы какую организацию представляете? (Дмитрий Рубаник отвечает – Союз офицеров). Соучастница нашей организации Мирсалимова Эльвира, которую мы уже давно знаем. Баранковская Светлана – Союз Художников, Марченко Валерий Григорьевич – из облисполкома, Гришанов Игорь – он также представляет «Говори правду». Сегодня три представителя «Говори правду», то есть мы сегодня многочисленны. Итак, начинаем с вами мероприятие. Каждый из вас может сейчас высказаться и сказать, что он думает по поводу прав человека. Желательно соблюдать регламент. Ориентировочно – не больше 10 минут, что бы мы могли всех выслушать, поскольку людей сегодня очень много. Некоторые выступают больше, некоторые меньше, поэтому дадим возможность каждому высказать свою точку зрения. В районе десяти минут, пожалуйста, не больше. Потом вам будут задаваться вопросы, и вы будете на них отвечать.


Агафонов Артем: Пожалуйста, первый - Дмитрий Рубаник, Союз писателей.


Дмитрий Рубаник: Добрый день, меня зовут Дмитрий, я представляю Союз писателей Беларуси – в нашем обществе он считается союзом оппозиционным, хотя это, конечно, союз писательский. Мы имеем полномочия представлять Витебское отделения, но я все-таки не воспользуюсь этим правом и выскажу свое частное мнение, которое в общем-то не отражает точку зрения нашего союза. Я не готовился специально и не писал никакого текста. Хотелось бы сказать о таким моментах, которые, думаю, всех затрагивают, может быть, вы обращали на них внимание, может быть, нет. Но тем не менее. 


Есть в русском языке такое слово – «помрачение». И это слово «помрачение» прекрасно характеризует обстановку, которая сейчас создалась в нашем обществе, которую мы наблюдаем, живя в городе Витебске. Что я имею в виду? Первое-это попытка использования белорусского языка как средства противодействия всему русскому, русскому языку. То, что пытаются представить как инструмент противодействия: отделить один язык в противовес другому. Мне кажется, это недопустимые вещи, это и есть помрачение, с моей точки зрения. Вы, наверное, видели огромное количество плакатов по городу Витебску, где написано: «Я люблю Беларусь, я люблю Витебск». Это прекрасно. Но есть плакаты, которые меняют понятия. Например, написано: «Мама - родная мова, любишь маму- люби мову». Мне кажется, это недопустимые вещи, потому что налицо подмена понятий, мама – это родное существо, язык - это средство общения, язык может быть невербальным. Язык, по которому определяется принадлежность к этносу, это еще и изобретения и орнамент, качество и так далее. Это невербальный язык. То есть, нам пытаются подмешать категории, некие парадигмы, чтобы мы думали в этом направлении. И мне кажется, это недопустимые вещи. Мама и мова - это не одно и тоже, и не нужно смешивать. Можно быть белорусом, любить мову и говорить на русском языке. Либо вот еще второй пример, висит на остановках: Живу в Беларуси – фраза на белорусском. Слово «живу» написано через букву И, буква И зачеркнута и написано Ы. Казалось бы, что тут такого. На самом деле, это подмена смыслов. Смысл формируется так: если ты по-русски говоришь, то ты не живешь; если по-белорусски – то живешь. Это недопустимые вещи. Тот, кто делал эти плакаты, может быть делал сознательно, может быть, это просто очередная глупость, я надеюсь, это будет в дальнейшем учтено, и не будет у нас язык белорусский и русский средством разделения, размежевания. 


Второй момент обращения, которой я хотел сказать - это духовная составляющая нашего города. Подавляющее число города Витебск - это православные верующие. Последнее время набрала ход беспрецедентная кампания против Русской православной церкви минского экзахата витебсткой епархии. Установка памятника великому русскому князю Александру Невскому сопровождалась некой истерией, непонятными протестами, хотя, например, установка памятника великому князю Альберту прошла мирно. Мы разных конфессий, разных вероисповеданий, но история у нас одна, и история – следующая по значению. Нам иногда пытаются показать, что одна часть истории – это правильная часть, а вторая часть истории, например русские княжества или белорусская ССР в составе Советского Союза, это - неправильная часть истории. Это тоже недопустимые вещи. История одна, она едина, нужно брать ее в одном ключе – это наши предки, и все они наши предки. 


И последний момент, хотел бы сказать, значит, ну если что, еще будет выступать Светлана Баранковская, она нам скажет о Союзе художников, я думаю, что скажет тоже самое, что я скажу о Союзе писателей, Союзе белорусских писателей. Значит, ни для кого из нас не секрет, что союз белорусских писателей  был основан Янкой Купалой и Якубом Коласом, это вообще-то сталинский союз, преемником является оюз белорусских писателей, который до сих пор существует, но находится в страшном гонении. Что я имею ввиду? Ну вот представьте себе простую вещь, когда я вступал в союз в 2008 году, за меня голосовал Бородулин, в этом союзе были до этого Короткевич и Василь Быков, меня поздравлял Нил Гилевич, в общем-то это образец,   по этим именам можно изучать белорусскую литературу, и вся она здесь. Но, союз писателей находится в страшном гонении, в страшном гонении, его считают оппозиционным, и неважно, что Нил Гилевич, мы с ним крайне разных взглядов придерживались, пока он был жив, крайних взглядов. Но тем не менее, писателям нужно верить, талантам его, способности выразить словесно некие формулы, и только это определило союз писателей правильный и неправильный, все остальное ерунда. Итак, дорогие друзья, что хотелось бы сказать, мы живем в одном городе, живем в одном едином пространстве, дышим одним воздухом. Выдыхаем из себя какие-то молекулы воздуха, значит, вдыхаем чужие, думаем, говорим, произносим слова, эти слова западают в головы другим людям, наших горожанам. Мне хотелось бы, чтобы на этом Диалоге было гражданское согласие, которое даже в нашем названии, это согласие, мы все должны принимать друг друга сердцем, жить в  мире и в гармонии. Спасибо.


Марченко: Дорогие друзья, я своему коллеге, представителю областного исполнительного комитета, но в данном случае я сейчас скажу как коллега Дмитрия. Я еще представляю союз писателей Беларуси, я один из руководителей. Поэтому, значит, Дмитрий вот обозначил какие-то моменты с точки зрения, скорее всего, своего творческого литературного союза, и он видит вот эти вот вещи. Все-таки в его выступлении, мне показалось, его выступление носит какой-то несколько оттенок идеологизирования, наверное. А уместно ли, скажем, нам, творческим людям союза писателей, себя оппозиционировать с какой-то идеологией, и политикой, и так далее? Я просто не говорю ни «да», не говорю ни «нет», я просто обозначаю вопросы, есть ли смысл творческим людям, творческим объединениям оппозиционировать каким-то боком себя с политикой, с идеологией? Вот что касается вас?


Дмитрий Рубаник: Ну я сказал, что не хотелось бы именно в этом моменте, говорится, что должно быть согласие, мы должны мерить писателя по его таланту.


Марченко: Зачем же тогда лезть в политику?


Рубаник: Я считаю, что если мы возьмем историю города Витебска, да, значит, мужская гимназия, которая на улице замковая, располагалось когда-то, ее снесли там, в начале 60-тых годов. Если мы возьмем фасад этого здания, и 10х10 повесим таблички – имена знаменитых людей города, который хоть как-то, хоть отношение, оставили след в истории, в мире, в городе нашем, и они учились в этой гимназии, нам не хватит этого фасада. И не хватит его обратной стороны, если сделать эти таблички. Среди них было много, конечно, писателей, и эти писатели, как правило, были настроены против власти, но тем не менее это не делает их политиками. Это делает их писателями. Писатель всегда недоволен. Пушкин был недоволен, и Лермонтов был недоволен, если говорить. Творческая интеллигенция на противодействии, писатель – это выразитель мнения. Вот я об этом и говорю. Я не хотел бы зацикливать все на писательской стезе, мы с вами можем потом отдельно поговорить, но я просто обозначил, что если наш союз находится в загоне, мы должны знать, что союз белорусских писателей, у них было помещение в Минске на Фрунзе 5, знаменитое здание, которое было просто отобрать, сказать «а вы там больше не находитесь». Сейчас, значит, арендуется такой небольшой зал. И вот все достопочтенные писатели, которые прибелорусские лучшие годы в белорусской республике были признаны и так деле, вот они все собираются, садятся за круглый стол и арендуют то помещение, которое раньше для них и строилось. Члены нашего союза – в газетах их не печатают, гонорары нам не платят.  Значит, если раньше союз писателей – это что? Это – книги, выпуски тиражами, тебе дают дачу, дают поездки, сейчас ничего этого нет. Союз писателей Беларуси находится сейчас в забвении, хотя это такая общественная организация, и на нем стоит клеймо оппозиционеров. Я хотел бы, чтобы этого не было, чтобы писателя мерили по таланту издательскому, по значимости его произведений, а для этого нашими властями должны рассматриваться в равных условиях на равной основе все писательские произведения. Я видел список, в котором из моих стихотворений печатались только в газете «?». Я говорю о том, что мы должны вернуть писателей читателям, а не загонять их в подполье и не давать их читать. То же самое происходит с Союзом художников, я очень боюсь, что центр современного искусства до конца пережмет эту вену, артерию, когда настоящие мастера живописи, настоящие, те, которые являются обращиками изобразительного мастерства, они находятся все в союзе художников. Вот я об этом говорю, чтобы искусство и мера писательского таланта, уровень, и художественного таланта был воспринят властями в том числе. Это есть права человека. Я ответил на ваш вопрос?


Марченко: Да, но сейчас Петрушенко вам …


Петрушенко: Господин  Петрушенко больше предпочитает талант, потому что я уверен, что он не сторонник классовой борьбы. И мало веруя, дорогие друзья, торжество в лозунгах кота Леопольда «Ребята, давайте жить дружно». Если мы хотим разрешить проблему, мы должны ее обострить. А нас с самого начала призвали «Давайте будем …». Нет. Давайте будем обострять эту проблему.


Марченко: В очередной революции, или как?

 

Петрушенко: На самом деле, дорогой товарищ, проблема кроется не в писательстве. То, что происходит там среди писателей, это ж на самом деле некое последствие. Давайте заглянем вообще в права человека. Я думаю, мы должны здесь признать с вами первое: права человека- слишком широкие, но и сужать его до права писателя я бы не стал. Второе: правозащитная деятельность. Беларусь. Как так у россиян? Я бы предложил так. Поскольку у нас словесная разминка пока, сосредоточиться на том, что мы не будем защищать права социальных меньшинств, выведем за рамки разговора гендерное равенство, давайте вести разговор о социально экономических правах. Я бы поставил впрос так, вот все мы седящие здесь принадлежим к большому классу, классу потребителя. Но у нас общество защиты прав потребителей, аграрная Беларусь имеет право на защиту прав потребителей. 


Константинов Евгений: Мы на самом деле сегодня будем затрагивать разные темы, то есть, мы не будем ограничиваться. Тем более, что все равно мы сегодня будем обсуждать права человека. И разные права человека, потому что у нас диалог сегодня, давайте не будем навязывать свою точку зрения всем в зале, поскольку они имеют свою позицию по разным вопросам, в том числе есть представители оппозиции, которые смотрят на эти вещи немножко по-другому. Поэтому давайте мы послушаем всех, и если у вас есть вопросы к Дмитрию Рубанику, пожалуйста, можете задавать, можно из зала.


Вопрос из зала: Печатать или нет? Сейчас как бы у нас капитализм, поэтому уже человек выбирает, что ему читать. То есть, если государство уже  ставит после того, что нельзя его печатать, тогда я уже считаю, что это


Рубаник: если он после поставленный, то ярлыки развешены, и вот если я являюсь членом союза БП, значит я уже попадаю под декрет №3 о тунеядстве, хотя все остальные члены творческих союзов, то есть союз писательский – старейший союз, - он уже не является творческим союзом в глазах государства, вот что страшно. Если мы с этого начинаем, то никакой возможности печататься дальше не будет. Все двери открыты только на словах. А на деле. Я знаю, что все мои публикации, в 2006 году создался второй союз, все мои публикации закрылись. И не только мои, а и всех моих коллег. Если говорить от лица, у меня есть такие полномочия, значит, витебского отделения, то в данном случае я готов их отстаивать. Это 10 человек, в Витебске, но вы их всех знаете, и эти люди сделали выбор – либо ты стоишь перед начальником витебского областного архива, либо ты остаешься на работе, либо членом писательского союза. Вот это и есть позднее государство. Вот о чем речь.


Из зала: Так а печатают того, кто лоялен?


Рубаник: В частном порядке. Поддержки никакой.


Марченко: Речь идет о том, что я уже озвучил мысль, что каждый должен заниматься своим делом. Политик – политикой, писатель – писательством, понимаете? Создавайте свой индивидуальный труд.


Из зала: но в писательском союзе там белая гвардия, да? Это как понимать? Хорошо это или плохо?


Рубаник: Я бы очень хотел не вводить в писательскую тему, потому что у нас очень много людей, которые хотят выступить, давайте всем дадим слово.


Из зала: почитайте представителей идеологии нашей, например, что очень хороший писатель может быть ярым оппозиционером. Он классно пишет, у него классные романы. Но он дикий оппозиционер.


Марченко: Каждый волен заявлять о политических пристрастиях так, как он считает возможным, и я не вижу в этом ничего предосудительного. Я высказал про свою личную точку зрения, что все-таки политик занимается политикой, писатель – писательством, художник – своими творческими делами.


Из зала:  у каждого, человека, будь он писатель, врач учитель, может быть своя гражданская позиция. Вот мне просто интересен вопрос конкретный: пришел к вам писатель, принес вам свой роман , какую-нибудь сопливую любовную книжку и сказал « я был в типографии, но мне сказали, вот мне нужна рецензия в отделе идеологии». Вы дадите ее, вы подпишете ее? Я уже долгое время пытаюсь найти маленькую статью – что есть официальной идеологией РБ? Вот как ее прочесть? Идеологическая программа, можете ее сказать?


Марченко: В части нашего управления вы зайдите, в любом поисковике наберите положения по главным управлениям и первое второе третье пятое десятое, то есть там есть рамки нормативного акта, в которых мы работаем. Это все равно, что я в родильное отделение приду и скажу заведущему «ну оцени». Это чтоб было понятно.  



Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Нужно ли Беларуси участие в «Восточном партнерстве»?

 
 
Леонид Заяц прокомментировал ситуацию с поставками белорусской продукции в Россию
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.  Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52