Скачать приложение Политринг

Артем Агафонов: Сусанины из метро против референдума 14 мая


4017273. Четыре миллиона семнадцать тысяч двести семьдесят три. Именно столько белорусов проголосовали на референдуме 14 мая 1995 года за придание русскому языку равного статуса с белорусским. Это составило 83,3 процента от числа проголосовавших или 54 – от общего числа избирателей, имевших право голоса. Несмотря на яростное противодействие со стороны националистов и прозападных сил, народ, в своем абсолютном большинстве, выбор сделал. Как показала история и пример соседей, выбор был сделан правильный. Во-многом именно благодаря этому наша страна избежала конфликтов на межнациональной и языковой почве. Белорусы стали единой гражданской нацией, в которой большинство знает оба языка, говорит по-русски, но с почтением относится к своему родному языку.


Понятно, что националисты были против: им хотелось доминировать, дискриминировать, навязывать свой язык всем окружающим, но их мнение мало кого интересовалось. Однако со временем покушаться на языковое равноправие стали чиновники.


Первой ласточкой стал закон 2010 года «О наименовании географических объектов», в соответствии с которым эти наименования присваиваются на белорусском языке, с которого способом транслитерации передаются на русский язык. Так в белорусских городах появились улицы со странными названиями «Будавников» и «Выратавальников». Впервые белорусский язык оказался «равнее», вопреки народному волеизъявлению 1995 года. Заметим, на референдум тогда выносился не вопрос о втором государственном языке, а именно о равном статусе русского и белорусского языка. Формулировка вопроса звучала именно так.


Особого резонанса тогда закон не вызвал: новости законотворчества привыкли изучать лишь немногие, в то время как большинство продолжало жить в привычной городской среде, воспринимая подобные названия, появляющиеся изредка на городской периферии, скорее, как курьез.


Но уже в 2012 году всех удивил столичный метрополитен. Именно тогда в вагонах подземки надписи на белорусском языке стали дублироваться… надписями на белорусском же, но записанном латинскими буквами, т.н. «белорусской латинке». Сама латинка – это отдельная тема. Появившаяся в конце 16 века на волне полонизации, она практически вышла из употребления в первой половине прошлого столетия, так и не получив за все время официального признания. В современной Беларуси она интересна разве что крайним националистам, стремящимся любой ценой отдалить белорусский язык от русского. Для обычного белоруса это – неудобочитаемая архаика. Для сравнения представьте себе, как бы вы отнеслись к тому, если бы в московском метро русский текст дублировался русским же, но написанным по дореволюционной, а то и допетровской грамматике. В Минске мы имеем примерно это. Стоит ли говорить, что на второй государственный надписи не дублировались.



 
Удивительно, но появление латинки в метро объяснили заботой об иностранных туристах. Минск готовился принимать хоккейный чемпионат, поэтому желание им угодить было поставлено во главу угла. Сделалось ли пребывание иностранцев в городе с такими указателями удобнее – большой вопрос. Латинку читать тяжело не только белорусам, но и большинству иностранцев. Нововведение вызвало массу критических отзывов и насмешек, в Интернете пользовались популярностью ролики, на которых носители английского языка пытались читать карту метро. Получалось очень смешно и совершенно не похоже на белорусский.

Хоккейный чемпионат прошел, но латинка в метро осталась. Более того, вскоре она начала выходить из-под земли. В 2016 году таблички на двух вариантах белорусского языка появились на домах некоторых столичных улиц. Все снова объяснялось наплывом туристов в Минск и необходимостью обеспечить им комфортные условия пребывания. Особенно отличились тогда телевизионщики, назвав этот язык английским. Ни обилие надстрочных знаков, отсутствующих в языке Шекспира, на совершенно не английское vul. вместо str. их не смутило.




И вот, последнее нововведение. В очередной раз отличился метрополитен, но не обошлось и без озабоченного языковыми вопросами активиста. Минчанин Максим Ляшко попросил руководство метрополитена заменить в объявлении на английском языке Independence square на «плошчу Незалежнасці», потому что топонимы не переводятся, а транслитерируются. Руководство метро прислушалось к доводам активиста и теперь объявление будет звучать так: «Plošča Lienina station. Exit to the railway station and Plošča Niezaliežnasci». О том, что слово «Плошча» топонимом не является, это руководство не задумалось. Неофициальный переходящий кубок имени Сусанина вновь отправляется под землю.

 
Разумеется, все эти нововведения не имеют ничего общего ни с итогами референдума, ни просто со здравым смыслом. Если руководствоваться последним и реально заботиться об удобстве туристов – логичнее было бы использовать понятный всему миру английский. Между тем, пример реального двуязычия я видел на улицах Брюсселя. Там все подобные таблички и указатели с давних пор дублируются на двух официальных языках – французском и фламандском, совершенно никого не смущая разницей написания, иногда довольно сильной. Почему бы белорусам, особенно тем, кто так стремится в Европу, не перенять передовой опыт столицы Евросоюза?

Артем Агафонов

Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Как вы оцениваете отставку правительства?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461

X
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!