Скачать приложение Политринг

Встреча Ким Чен Ына и Трампа: а если в Минске? - Александр Телевич


8 марта мир потрясла сенсационная новость: лидер Северной Кореи Ким Чен Ын предложил президенту США Дональду Трампу встретиться, и тот ответил согласием. В тот же день стало также известно, что будущая встреча состоится «до мая», но о ее месте ничего не сообщалось. 


Если Беларусь лишь выступит в инициативой провести данное мероприятие в столице нашей страны – официальный Минск получит внешнеполитические дивиденды в разы большие, чем полученные им за предоставление переговорной площадки по урегулированию ситуации на востоке Украины в 2015 году. Причем саму встречу можно даже не проводить – тут главное заявить свою готовность провести такую встречу. Но если эта историческое событие произойдет у нас – тогда все «профиты» можно будет смело умножить на десять. Минимум.


Конечно, на сегодняшний день такое развитие событий было бы, скорее, из области фантастики. Но современная история знает немало примеров, когда лидеры враждующих стран или народов встречались для переговоров на нейтральной территории при посредничестве лидера государства, в котором эта встреча происходила. Значение таких встреч значительно усиливалось, если в ходе них удавалось достичь видимых результатов в виде (хотя бы) окончания активной стадии военного конфликта, а лично у лидера страны, при посредничестве которого состоялась эта встреча, появлялась возможность во всем мире прослыть миротворцем и просто «хорошим парнем» внутри своей страны.


Первым из таких «парней» мне приходит на ум 39-й президент США Джимми Картер, в 1978 году мастерски организовавший саммит в Кэмп-Дэвиде, в ходе которого между премьер-министром Израиля Менахемом Бегином и президентом Египта Анваром Садатом было заключено предварительное соглашение, а в 1979 они подписали договор о мире между своими странами. В историю дипломатии данный процесс вошел под названием Кэмп-Дэвидских соглашений.


А вот у другого президента США, Билла Клинтона, также попытавшегося примирить израильтян и арабов (в данном случае палестинцев) в том же месте, но уже в июле 2000 года, вышла осечка. Достичь соглашения об окончательном урегулировании палестино-израильского конфликта между премьер-министром Израиля Эхудом Бараком и председателем Палестинской национальной администрации Ясиром Арафатом тогда не удалось. Как следствие, в конце сентября 2000 года началась Интифада Аль-Аксы.


Говоря о встречах лидеров так или иначе враждующих государств, необходимо вспомнить саммит в Рейкьявике - вторую личную встречу Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева и президента США Рональда Рейгана, состоявшуюся в октябре 1986 года (официально и глубоко символично - на полпути между Москвой и Вашингтоном). Несмотря на то, что встреча прервалась без подписания каких-либо документов, она считается важной вехой в советско-американском переговорном процессе по стратегическим наступательным вооружениям и первым шагом к завершению эпохи «холодной войны».


Если говорить непосредственно о предстоящей встрече Ким Чен Ына и Дональда Трампа, то это будет поистине беспрецедентным событием: впервые действующие главы США и Северной Кореи встретятся лично. История помнит несколько случаев, когда бывшие американские президенты встречались с северокорейскими лидерами, но на момент тех встреч они уже все находились в статусе бывших. 


В целом сегодня многие склонны сравнивать предстоящую встречу Ким Чен Ына и Трампа с исторической встречей Ричарда Никсона и Мао Цзэдуна во время визита первого в Китай в 1972 году, ставшего важным шагом к улучшению отношений между США и материковым Китаем.


Занятно, что до сих пор будущее место встречи Кима и Дональда не называется. Спустя несколько дней после обнародования новости о будущей встрече в СМИ появилась информация, о том лидеры КНДР и США встретятся в Пхеньяне. Информационные агентства, распространившие эту новость, ссылались на источники в правительстве Южной Кореи, которая выступает посредником в организации этого диалога. Действительно, Трампу приглашение от Ким Чен Ына во время визита южнокорейской делегации в Вашингтон передал советник президента Южной Кореи Чон Ый Ен, который ранее посетил Пхеньян. В Министерстве по делам объединения Республики Корея выбор столицы Северной Кореи в качестве места встречи пояснили тем, что именно Ким Чен Ын стал инициатором встречи. Кроме того, северокорейское руководство уже давно не выезжает из страны никуда, кроме России и Китая.


Нельзя сбрасывать со счетов и факт того, что лидеры Северной Кореи и США - люди довольно «ершистые», и одному уступить другому, поехав «в гости», возможно, совсем не вариант. Потому что того, кто поедет, могут не понять рядовые граждане в его стране. Отчасти, это будет даже выглядеть как «поехать на поклон», чего ни один, ни другой допустить не могут. Не для этого «размерами» кнопок мерялись.

Я все же склонен предполагать, что встреча пройдет на нейтральной территории и, возможно, где-то рядом с Северной Кореей. Таким местом может стать Китай или Россия, с которыми КНДР имеет общие границы. Если в Пекине и Москве будут только рады организовать предстоящую историческую встречу на своей территории, то Вашингтон, скорее всего, не захочет принимать подобные приглашения. Если говорить о Китае, то США вряд ли захотят тем самым еще больше увеличивать в мире роль Поднебесной, фактически без того уже новой сверхдержавы. Что касается России, то Трамп до сих не может «отмыться» от возможного участия «русских хакеров» в его победе на выборах президента США в 2016 году. Да и так близко «дружить» с Россией, чтобы проводить на ее территории подобные исторические встречи, для лидера страны Западного мира сегодня будет просто «немодно».


Встреча вполне может состояться в Сеуле, при посредничестве которого сейчас идут переговоры о ее возможности. В этом случае встречу можно вообще сделать трехсторонней, с участием президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина и заодно обсудить возможное (когда-нибудь и это произойдет) объединение Корейского полуострова. Также будет вполне логичным, если лидеры США и КНДР встретятся в т.н. «деревне перемирия» Пханмунджоме, расположенной в демилитаризованной зоне на границе двух Корей: для этого там есть даже специально оборудованные здания, одновременно находящиеся как бы в двух государствах, то есть символически лидеру Севера не придется покидать территорию своей страны.


Маловероятно, но встреча может произойти даже в «бывшей» столице мира – Швейцарии, что стало бы одним из наиболее компромиссных вариантов. Кроме того, нельзя забывать, что нынешний лидер северной Кореи в 1998-2000 годах учился в международной школе в Берне под именем Пак Уна и числился в школьных документах как сын сотрудника посольства КНДР в Швейцарии. Хотя если рассматривать эту альпийскую страну, то наиболее вероятным городом для подобного мероприятия мне видится Женева по причине значительной концентрации в ней офисов ряда международных организаций и разностороннего опыта проведения международных встреч.


Но вернемся к основной идее, озвученной в самом начале статьи, а именно – гипотетической возможности встречи Ким Чен Ына и Трампа в Минске. У столицы Беларуси (читай – у белорусских властей) уже есть положительный опыт организации переговорной площадки уровня, близкого этому. Произошло это в 2015 году, когда в Минске руководители Германии, Франции, Украины и России в формате «нормандской четверки» а также контактная группа, состоящая из представителей Украины, России, ОБСЕ и непризнанных Донецкой и Луганской народных республик, после долгих и сложных переговоров наконец-то подписали Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (более известный как второе минское соглашение), целью которого являлось деэскалация вооруженного конфликта на востоке Украины.


Причем по большему счету для нас было не так уж и важно, чтобы эти соглашения в последствии были выполнены. Гораздо важнее было то, что президент Лукашенко в одночасье из «последнего диктатора Европы» превратился в миротворца, помогающего тушить «пожар войны» на востоке Европы и ему не постеснялись подать руку канцлер Германии Ангела Меркель и тогдашний французский президент Франсуа Олланд. А для нашей страны те переговоры в минских стенах были еще одним кирпичиком в фундамент нашей независимости и приглашением в семью цивилизованных стран.


Забавно, но тогдашнее фактически признание со стороны лидеров нескольких ведущих стран Запада президента Лукашенко «больше не диктатором» вкупе с их визитом в Минск во многом «посадил в лужу» многих лидеров белорусской оппозиции, агитировавших за усиление западных санкций по отношению к нашей стране и ее руководству. С одной стороны, проблемы с ограничением прав человека (в западном понимании этого термина) в Беларуси действительно имелись, а после брутального разгона «Площади» в декабре 2010 года ситуация только ухудшилась. С другой стороны, ограничение демократических свобод в РБ – вещь довольно «воздушная», а война в Европе – это было уже серьезно. Жареный петух клюнет - пожмешь руку и не только тому, кого ты еще в недавнем прошлом мог считать «диктатором».


«Минский процесс» отчасти стал начала нормализации отношений Беларуси и Запада. Отчасти нам просто повезло: мы просто выгодно использовали для себя сложившуюся ситуацию, оказавшись в нужное время в нужном месте – и это устроило абсолютно всех. Конечно же, белорусские власти сделали тогда немало на ниве «мягкой демократизации»: например, выпустили всех заключенных, попавших за решетку после событий декабря 2010 года и считавшихся на Западе политическими. Но и «благодарность» Запада за, есть основания полагать, в первую очередь, помощь в урегулировании кризиса на востоке Украины, не заставила себя долго ждать: большинство санкций в отношении нашей страны были сняты.


Более того, о Минске заговорили как о площадке для проведения переговоров по иным проблемам – был запущена идея организации «Хельсинки-2» (по аналогии с Хельсинкскими соглашениями 1975 года - заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, созванного по предложению социалистических государств-участников Варшавского договора в столице Финляндии). Правда, скептиками (или противниками идеи?) постоянно высказываются пессимистичные мысли, что «Минск – не Хельсинки», а сама идея пока не встретила активной поддержки со стороны потенциальных партнеров. В целом сегодня у многих наблюдателей складывается впечатление, что получение официальным Минском дивидендов за предоставление площадки для переговоров по украинской проблеме уже завершается, хотя вины Минска здесь, возможно, и нет.


Более того, многие зарубежные политики уже говорят о Беларуси как о «доноре региональной безопасности» нередко только из вежливости. Проведение встречи Ким Чен Ына и Трампа в Минске, мало того, что реанимирует начавший угасать проект «Хельсинки-2», но и закрепит за Беларусью статус переговорной площадки не просто европейского, а общемирового уровня. Иными словами, если дело выгорит, то наша страна может совершить «квантовый прыжок», в одночасье превратившись в донора глобальной безопасности. Все возможные выгоды для нашей страны от подобного «странового маркетинга» сегодня просто не подлежат оценке, даже приблизительной. Но ясно одно – внешнеполитический эффект будет просто «космическим».


Правда, мы не одни такие «умные» и у Минска явно есть конкуренты, также желающие, чтобы историческая встреча Ким Чен Ына и Трампа прошла в их стране. В январе 2018 года тот же Дональд Трамп в беседе со своим казахстанским коллегой Нурсултаном Назарбаевым предложил перенести переговоры по урегулированию конфликта на востоке Украины из Минска в другое место, что вызвало довольно резкую реакцию главы белорусского МИДа Владимира Макея, обычно всегда выдержанного, отреагировавшего на эту новость следующими словами: «Переговоры по Украине можно перенести хоть в Антарктиду, если будет уверенность в их успехе».


Логично предположить, что президент Казахстана также может предложить организовать встречу лидеров КНДР и США в его стране. И не только он. Поэтому руководство той страны, которая первой предложит организовать данную мероприятие у себя, снимет основные внешнеполитические «сливки» с еще не состоявшейся встречи. Причем, повторюсь, вовсе не факт, что это предложение будет принято.

Напоследок есть смысл коснуться той стороны подобных встреч, которую большинство рядовых граждан не видит, а именно - обеспечения безопасности участников встречи. Ни для кого не секрет, что вопросам обеспечения безопасности президентов США уделяется очень большое внимание и для этого задействованы весьма значительные материально-технические и людские ресурсы, особенно при зарубежных визитах. Так вот у охраны американского президента уже имеется опыт обеспечения безопасности визита первого лица США в нашу страну: Билл Клинтон посещал Минск в январе 1994 года. Правда, кто-либо из лидеров Кореи в Минске не был. Надеюсь, это пока что.


Александр Телевич
496 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
Протесты в Париже

 

Опрос

Как вы относитесь к высылке пресс-секретаря ОГП Анны Красулиной из Беларуси?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461

X
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!