Скачать приложение Политринг

Анатолий Матвиенко: Сложно ли предать Родину?

 

В утренней передаче на одном из каналов молодая девушка, на вид – около двадцати, что-то щебетала в тему современной моды, вскользь упомянув об обширном гардеробе, его оставила подруга, уехавшая на постоянное место жительства в США. Совершенно не заострила на этом внимание. Так, нечто само собой разумеющееся.


Мы привыкли к миграции и мигрантам. Считается нормальным перебраться в другую страну в поисках лучшей доли. Но действительно ли это нормально?


Старшее поколение воспитывалось на других принципах, на плакатах-лозунгах «Моя Родина – СССР», «Столица моей Родины – город-герой Москва». Белоруссия для белорусов позиционировалась как малая родина, белорусский патриотизм приветствовался, но с определённой опаской, как бы ультрапатриоты не скатились в национализм, что, собственно, и произошло на излёте восьмидесятых.


Переезд в другое государство трактовался не иначе как измена Родине. У нас строилось самое прогрессивное в мире общество развитого социализма, бегство в капстрану расценивалось не только как национальное, но и классово-идеологическое предательство. Даже переезд в республики соцлагеря, того же Варшавского договора, выглядел предосудительно. Конечно, восточноевропейцы для нас родные братья, но всё же заграница…


Государственный антисемитизм отчасти отталкивался от тезиса, что все евреи – потенциальные предатели, страждущие покинуть СССР под предлогом репатриации на «историческую Родину» в капиталистический Израиль, а на самом деле бегущие в США, в объятия главного военного и идеологического врага Советского Союза.


Анекдоты типа «На гастроли уехал большой симфонический оркестр, вернулся малый камерный» оставались только анекдотами, количество невозвращенцев, то есть, граждан, временно выехавших из СССР и отказавшихся вернуться, было невелико. Их удерживал не только страх репрессий в отношении родственников или иные мотивы принудительного плана. Главным всё же было мировоззрение, устоявшееся убеждение: мы в Советском Союзе родились, здесь будем жить, здесь и умрём. Многим это не удалось по банальной причине: Советский Союз приказал долго жить, оставив без «большой Родины» две с половиной сотни миллионов человек. Часть из них бешено радовалась, что испустила дух «империя зла», часть просто ждала перемен и вскоре почувствовала, что даже самые тревожные прогнозы оказались слишком оптимистичными.


Мне сложно осуждать людей, покинувших Беларусь в начале девяностых. Мы стали свободны от присяги верности, данной Советскому Союзу. В экономическом и политическом плане белорусское руководство, Шушкевич и Ко, избрало наиболее дебильный из возможных сценариев разрыва связей с Россией и другими республиками. Значительной части населения нашей страны было просто нечего жрать, не за что покупать продукты. Страну захлестнула мрачная атмосфера националистической вакханалии, нагнетаемая Зеноном Позняком и прочими деятелями БНФ. Люди уезжали, потому что вынуждены были уехать. Страна теряла самых активных, предприимчивых, способных, зато вольготно себя чувствовали скудоумные, орущие в адрес русскоязычных всякие глупости типа: «Хто размаўляе па-расейску, той страляе ў свой народ!». Или: «Чамадан, вакзал, Масква!»


Но худшие времена в прошлом. Хочется надеяться – навсегда. Зенон Позняк сидит за границей и носа в Беларусь не кажет, потому что здесь случится страшное – его НЕ арестуют, и изображать из себя политического мученика будет невозможно. Отделившиеся осколки его бывшей партии пребывают в состоянии идейной и материальной нищеты. Другие оппозиционеры, даже собравшись воедино, в состоянии собрать на выборы единицы процентов голосов белорусского электората и преимущественно занимаются междусобойными склоками, не сумев определить единого кандидата на президентский пост. Как признают авторы оппозиционного ресурса naviny.by, политические структуры ставят перед собой самые разные цели и вполне могут находить выгоду от номинального участия в президентских выборах — без надежды на успех. Материальное благосостояние белорусов пока ещё сильно отстаёт от среднеевропейского, но в целом достойно смотрится на постсоветском пространстве, особенно если принять во внимание количество товаров и услуг, доступных на внутреннем рынке за 1000 белорусских рублей.


И вот выросло целое поколение, для которого советская история республики известна только по рассказам старших, по книгам и из средств массовой информации. За минувшие десятилетия устоялись оценки советского прошлого, как негативные относительно репрессий, подавления демократии, поддержания неэффективной модели экономики и т.д., так и позитивные.


Современная молодёжь понимает своё отличие от сверстников из шестидесятых и семидесятых годов. Нас объединяла страна, а также школа, квартал, спортивная команда, наконец – группа по интересам, кружок друзей. Сейчас для многих тинэйджеров таким социумом является виртуальная команда, например, участков боёв в World of Tanks, где «товарищи и друзья» известны только по никам и голосам, страна проживания, возраст и иные детали не имеют ни малейшего значения. Другой суррогатный социум – группы «ВКонтакте» и других социальных сетях, столь же космополитичные.


Это поколение выросло в современной Беларуси, получило среднее образование, по уровню существенно превосходящее то, что дают школы России, Украины, Литвы, Польши – я отвечаю за свои слова, потому что изучал ситуацию применительно к подготовленности белорусских студентов-первокурсников, обучающихся в вузах соседних стран, наши смотрятся очень достойно.


Это поколение пользовалось медицинскими услугами, пусть не верх совершенства, доступного в ФРГ и Израиле за сумасшедшие деньги, но в целом значительно лучше, чем у соседей.


Это поколение ходило по безопасным улицам, не боясь, что с ножом пристанет выходец из Африки и Ближнего Востока с требованием денег, потому что «беженцу» не хватает на героин. Здесь нет шахидов с гексогеновыми поясами, готовых отправить к Аллаху во славу того же Аллаха вместе с собой толпу неверных, белорусские мусульмане – вполне адекватные люди.


Здесь нет майданов и «оранжевых революций», современная Беларусь – чрезвычайно комфортное место для жизни. Даже климат теплеет! И все это, кроме изменения климата, является результатом целенаправленного многолетнего труда белорусских людей, огромных затрат материальных ресурсов.


Но социальный навык ценить отечественные блага не выработан. Значительная часть молодёжи принимает их как данность и не чувствует себя кому-либо обязанной. Поэтому считает себя вправе в любой момент «хлопнуть» дверью и уехать.


Для некоторых пацанов чуть ли не предметом гордости считается «откосить» от армии. Отмечу, что в моей семье предмет гордости другой, младший сын, получив высшее образование в Санкт-Петербурге, приехал «сдаваться» в военкомат и честно отслужил год.


Старшего, правда, не мобилизовали, тот получил два высших образования и честно пропустил призывной срок. Не прятался, не уклонялся. Только шутил: папа, ты отслужил семь лет – за себя и за меня.


В то же время знакомые из Израиля с гордостью шлют фотографии военной присяги своих сыновей и дочерей. Один сокрушался, что сына, рождённого в России, призвали на очень короткий срок, для полноценной службы в ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) сочли недостаточно благонадёжным, раз не ходил в еврейскую школу и детский сад, с младых ногтей не впитал ценность защиты национального государства. Отслужившие в ЦАХАЛ, даже уехавшие из Израиля, при любой серьёзной опасности для страны мигом примчатся на сборные пункты из любой точки земного шара.


А наши?


Или нужно враждебное окружение вроде арабского, чтобы опасность считалась реальной?


Но вот рядом украинский пример, власти до надрыва и до хрипоты вопят о российской перманентной агрессии, «гибридной войне», украинцы в ответ на призывы сплотиться и дать отпор врагу… массово уезжают из Украины. В том числе к «врагу», в Россию.


Понятно, что напряжение с Россией нагнеталось искусственно, десятилетиями, в огромной степени Россия рисовалась в образе врага ради отвлечения от внутренних проблем, но будем объективны: патриотизм украинцев не проявил себя в качестве достаточного консолидирующего фактора в масштабе всей страны.


И у россиян, и у евреев есть историческая идеологическая подпорка в виде многовековых традиций. В России она восходит к борьбе против татарской гегемонии, отстаивании независимости в отражении множества интервенций, присоединении отсталых восточных территорий, куда благодаря Москве упал свет цивилизации. У евреев ещё круче – реставрация древнего иудейского государства, сохранение национальной идентичности, пронесённой через тысячелетия.

А у нас?


Жалким блеяньем выглядят попытки привязать белорусскую национальную идею к наследию Великого (по территории) княжества Литовского, чья политическая элита добровольно отдала государство полякам, низвело народы Литвы до рядовых этносов Польши наряду с ляхами и мазурами, пока формально федеративное литовско-польское государство окончательно не превратилось в польское унитарное.


Ну не могут быть для нас национальным ориентиром всякие сапеги и чарторыйские, целенаправленно просравшие Литву в угоду Польше! Допустившие, чтобы их Родина стала придатком, окраиной, задворками, периферийной провинцией блестящей Речи Посполитой, второсортными «Крэсами Усходними», где быдло лопочет на «хлопском языке». По-моему, это гораздо большее предательство Родины, чем бегство из СССР в США в годы Холодной войны. Пусть отдельные магнаты выступали против Люблинской унии и её последствий (в т.ч. некоторые из Радзивиллов), в целом сословие литовской шляхты приняло ополячивание с радостным хрюканьем и не особо противилось, когда литовский руский язык в 1696 году был официально запрещён как язык государственного оборота.


Национал-предательство шляхты XVI-XVIII веков поставило жирный крест на возможности использования литовского прошлого в качестве фундамента белорусской национальной идеи в контексте патриотического воспитания подрастающего поколения. Это такой же абсурд, как «подвиги» генерала Власова ставить в пример современным россиянам или «подвиги» эсесовской дивизии «Шарлемань» упоминать для взращивания патриотических чувств молодых французов, они чтут де Голля и «Свободную Францию».


Получается, что «юзабельная» для утилитарно-идеологических задач история Беларуси короткая, ей всего-то чуть больше сотни лет, с Всебелорусского съезда и провозглашения ССРБ, плюс предыстория с деятельностью просветителей и осознанием белорусами своих национальных особенностей. И эта история более чем плотно связана с Россией, сначала взрастившей белорусское государство в себе как в инкубаторе, потом поддержавшей в самые трудные годы независимости.


Я считаю, что в Беларуси не создана устойчивая идеологическая модель. С большего она сформулирована, но не внедрена в общественное сознание. У нас нет идеологии, по воздействию на граждан конкурентной с израильской или американской. Даже российской или польской. Мы не научили наших граждан, особенно молодое поколение, не испытавшее мировоззренческого воздействия советских времён, любить Беларусь такой как она есть: преимущественно русскоязычной и тесно связанной с Россией, с молодой и не до конца сформированной нацией, основанной в большей степени на идее национального государства, чем на этнических особенностях, с жёсткой президентской властью, пользующейся поддержкой абсолютного большинства.


Меня всегда поражала одна черта граждан, позиционирующих себя как белорусские ультрапатриоты: стремление здесь всё переустроить самым коренным образом, ввести принудительное белорусскомовное моноязычие (это главный залог успеха и процветания), вдрызг рассориться с Россией-агрессором, разругаться с Литвой из-за узурпации ими исторического наследия ВКЛ и самого Вильно в придачу, а затем попроситься в Евросоюз на правах второй Молдовы. По степени разумности их требования напоминают притязания некого мужчины, считающего себя искренне любящим, но намеревающегося после брака самым коренным образом изменить возлюбленную путём радикальных хирургических операций на её теле, причём не в соответствии с желаниями оперируемой, а только исходя из спорных воззрений этого любвеобильного джентльмена.


Существование таких чудиков с пулей в голове является непременным атрибутом демократического общества. Если нечем заняться, пусть собираются на своих сходках (пока есть где собираться и не выселили за неуплату, как персонажей из БНФ), трындят, хнычут друг дружке в жилетку… Это нормально, когда им противопоставлена и превалирует идеология здравомыслящих людей.


Если по-настоящему любить свою страну, уезжать из неё навсегда не захочется. Ведь отъезд на ПМЖ – это предательство Родины. Пусть не наказуемое. Пусть более не считающееся предосудительным. Всё равно – предательство.


Моя Родина – СССР. Столица моей Родины – город Москва. Поэтому в Москве не могу чувствовать себя иностранцем, да и россияне меня таким не считают.


Но Советский Союз давно в прошлом. Я родился в Минске, здесь живу. Наверно, и помру в Беларуси, если только со мной что-то не случится в поездке (грешен, люблю путешествовать), тогда, надеюсь останки перевезут сюда. Впрочем, мне будет всё равно. Но пока жив, моё место тут.


Не нужно предавать Родину.


Источник: «Телескоп»

6223 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Что ждать от украинского президента Зеленского в отношении Беларуси?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461

X
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!