Сергей Коваленок: Украинская «боль» Лукашенко - отеческая забота или государственный прагматизм?

Сова
Александр Лукашенко на встрече 23 июля с главой представительства ЕС в Белоруссии Андреа Викторин в привычной для себя заботливо-отеческой манере поднял тему восстановления благоприятного экономического и политического климата в Украине, а также призвал ЕС активно подключиться к процессу содействия выходу страны-соседа из кризиса, в котором она находится начиная с 2014 г. Кроме того, он назвал украинскую проблему «общей болью» Белоруссии и Европы.

Чем же вызвана такая актуализация украинской темы со стороны белорусского лидера?

Прежде чем отвечать на данный вопрос, следует сразу оговориться, что после известных трагических событий 2014 г. на Украине и разрастании военного конфликта на Донбассе, достаточно стабильные и особенно динамично развивающиеся в экономической сфере взаимоотношения Минска и Киева, как часто подчеркивают политические эксперты, «оказались в тени Кремля».

Действительно, резко сменившийся с партнерского на враждебный дипломатический фон российско-украинских отношений привел к тому, что сотрудничество между Украиной и Белоруссией было вынужденно поставлено в ситуацию внешнеполитического «шпагата», так как и Киев и Москва для Минска являются важнейшими экономическими партнерами.

Учитывая общность в недалеком прошлом народно-хозяйственного комплекса, глубину и сложность переплетения торговых связей между тремя государствами любое негативное изменение во взаимоотношениях любых двух из них практически по принципу сообщающихся сосудов отрицательно отражается и на третьем.

Эту абсолютно естественную закономерность в июне текущего года официально признал и прояснил посол Украины Игорь Кизим во время заседания экспертно-аналитического клуба  в Минске «Беларусь и Украина: перспективы развития отношений после украинских выборов», призвав не замалчивать эту проблему и не делать из нее секрет Полишинеля. Кизим прямо подчеркнул, что фактор Кремля сейчас является ключевым во взаимоотношениях между Белоруссией и Украиной, таким образом переложив ответственность за кризис в них на РФ. При этом Кизим даже прямо назвал Россию «источником конфликта», чем вызвал определенное негодование в российской экспертной среде.

Разгар этого белорусско-украинского «кризиса в тени Кремля» пришелся период 2014-2016 гг. Причем базисом его протекания стала изначально исключительно политическая сфера, так как официальный Киев с большим недоверием относился к декларируемому нейтральному статусу Белоруссии, подозревая ее и лично президента Лукашенко в подыгрывании Кремлю. Александр Лукашенко всячески демонстрировал готовность вынести за скобки фактор Кремля, старался создать атмосферу не просто доверия между странами, но всячески демонстрировал готовность выступать в качестве независимого медиатора в любых форматах деэскалации конфликта между Украиной и Россией.

Однако долгое время старания Минска в плане сохранения политического доверия ни к чему не приводили – украинский правящий класс в лице своих националистических представителей регулярно обвинял Минск в пособничестве «врагу», представители украинских силовиков в СМИ стабильно били тревогу относительно возможности нападения РФ на Украину с белорусской территории, а отдельные украинские радикалы, типа депутата от партии «Свобода» Игоря Мирошниченко, умудрялись помимо введения визового режима даже призывать к созданию в Беларуси диверсионно-разведывательных подразделений.

В итоге экономический трек сотрудничества по инерции от такого политическому охлаждения также стал резко проседать. Если в лучшие годы до конфликта на Донбассе белорусско-украинский товарооборот составлял более 8 млрд. долларов, то уже в 2015 г. он сжался до 3,5 млрд. И только после длительного процесса «верификации добрососедства» товарооборот с начиная 2016 года начал постепенно расти, а в 2017 г. и 2018 г. показал стабильный прирост примерно по 1 млрд. долларов в год.

Этому предшествовали ряд дипломатических контактов и в том числе на высшем уровне – к примеру, только в течение половины 2017 года лидеры государств встречались лично три раза, а также впервые после смены власти в Украине состоялся визит Лукашенко в Киев.

Таким образом, глава белорусского государства лично и дипломатический корпус предпринял достаточно большой объем усилий и задействовал массу ресурсов для постепенного восстановления формата и объема экономического партнерства, подкрепляя прагматические торговые аспекты личными контактами и нахождением общего языка непосредственно между президентами.

Именно такой «верхушечный» формат устойчивости  экономической модели взаимоотношений предопределил резонансное высказывание Лукашенко во время «Большого разговора» с журналистами и экспертами в марте 2019 г., в котором он хоть и воздержался от прямой поддержки своего украинского коллеги, но при этом выразил полную уверенность, что победителем гонки станет именно Порошенко.

Теперь же, когда эта условная публичная «ставка» не сыграла и глава Беларуси находится в некой зоне неопределенности относительно дальнейшего продолжения и наращивания экономического сотрудничества в прежнем формате уже при новом г украинского государства, с которым у него не только не выработана модель взаимодействия, но и отсутствует какой-либо бэкграунд личных взаимоотношений как таковых.

Кроме того, видя демонстративную ориентацию Владимира Зеленского на Запад и европейские лекала выстраивания внешнеэкономического вектора, Александр Лукашенко опасается, что прежний, скорее «византийский» нежели европейский, подкрепляемый личными договоренностями и гарантиями формат сотрудничества может оказаться для украинского визави значительно менее привлекательным. А это влечет за собой угрозу нового торгового похолодания, на что экономика Беларуси, переживающая сейчас далеко не самые тучные времена, крайне чувствительно бы отреагировала.

Поэтому Александр Лукашенко сейчас выбирает максимально дружественную и комфортную для Киева риторику, подчеркивая тем самым, что Минск готов и далее не просто быть для Киева устойчивым и надежным партнером, но и готов оказывать определенное содействие, быть полезным в более символических, имиджевых аспектах. Также Минск продолжает посылать сигналы, что может выступать помимо проводника украинских интересов на российском направлении и также и в качестве добровольного защитника украинских интересов в ЕС, тем самым пытаясь продемонстрировать себя и Киеву и европейцам себя как некого альтернативного политико-дипломатического «хаба», где можно более успешно согласовывать сложные для прямых переговоров вопросы. Тем самым президент Беларуси пытается конвертировать подчеркнутую «политическую заботу» о судьбе Украины в расширение объема и качества взаимодействия сразу в нескольких политико-географических направлениях.
2178 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
Статистика заболевших в Беларуси
на 18.09.2020
Зараженных 75230
Скончавшиеся 773
Выздоровевших 73098
 

Опрос

Какова дальнейшая судьба Координационного совета после задержаний и высылки членов президиума?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - [email protected] / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461