Анатолий Матвиенко: О легитимности революционной власти. К 100-летию Октября


Сто лет назад на территории современной Беларуси начала устанавливаться так называемая советская власть, на самом деле – диктатура леворадикальной большевистской партии, прикрываемая лозунгом «диктатура пролетариата».

Часть белорусских земель находилась под оккупацией германской армии. Нанеоккупированной части высшим реально действующим органом власти после разрушения монархической администрации был Исполнительный комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области и фронта (Облисполкомзап) и Совет народных комиссаров Западной области.

У меня всегда вызывали усмешку попытки навязать мнение, что провозглашение БНР – первая попытка создания независимого белорусского государства на развалинах Российской империи. Ещё смешнее читать, что Белорусская Народная Республика просуществовала с марта 1918 года по декабрь 1919 года. Да ни минуты она не существовала! Квазигосударственное образование, мёртворождённое в результате усилий небольшой группы людей, никем на это не уполномоченных, не контролировавшее ни территорию, ни население этих земель, остаётся историческим нонсенсом. По сравнению с БНР нынешние ЛНР и ДНР – это даже не государства, а сверхдержавы.

На самом деле, первая попытка оформить государственно-административную целостность Беларуси, хотя бы ещё внутри западных земель РСФСР, была предпринята ранее, именно усилиями Облисполкомзапа, действующего на тот момент властного органа.

Отмечу, что власть всех этих временных установлений страдала дефицитом легитимности, и дефицит начался с отречения Николая II, а закончился только после Гражданской войны. Полномочия Государственной Думы, органа, скорее, совещательного, нежели парламентского в условиях самодержавия, никак не предусматривали создания переходного правительства, это – революционная самодеятельность. Временное правительство имело единственный шанс сохранить легитимное организационное ядро разваливающейся России, для этого требовалось как можно быстрее провести какой-то форум народных представителей, уполномоченных всем населением неоккупированных территорий. Техническая возможность просматривалась до июльского бунта большевиков в Петрограде, в принципе – и до Корниловского выступления. Правительство, избранное всенародно и демократически, свергнуть в результате государственного переворота гораздо сложнее.

Но летом шла борьба за избирателя. Большевики, стартовавшие весной почти с нулевой отметки популярности, быстро набирали очки. С мощным перевесом лидировали эсеры, однако внутри партии социалистов-революционеров зрел раскол, от умеренных отделялась и круто забирала влево группа ЛПСР Марии Спиридоновой. Сложившееся положение не устраивало либерально-демократические круги, а именно на них ориентировалось Временное правительство.

Проволочка привела к тому, что Учредительное собрание начало работу, когда власть в крупных городах полностью контролировалась революционными силовыми структурами большевиков и ЛПСР, поэтому было распущено. В популярной и немного ироничной форме взаимоотношения лидеров ЛПСР с попутчиками я описал в романе «На службе зла», кому интересно – читайте.

Надо добавить, что с точки зрения легитимности 2-й Всероссийский съезд Советов, как и белорусский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области, далёк от совершенства. Депутаты представляли весьма ограниченную группу населения, потому что Советы не признавались многими и в рабоче-крестьянской среде, не говоря о других слоях.

Но БНР как государственное образование не имело даже такого фигового листка легитимности, как советы. Подумайте, на территории, включённой в кайзеровский Рейх (не путать с Третьим Рейхом), вдруг некая политическая тусовка провозглашает «государство»! Это всё равно, как если бы сейчас я собрал десяток наиболее неадекватных жителей своего дома и провозгласил «Минскую Народную Республику, независимую от антинародного государства Лукашенко» – историческая значимость данного «великого» события зависела бы исключительно от внешнего пиара.

Мёртворождённых младенцев хоронят сразу, но радетели БНР пытаются изображать её существование до сих пор! До наших дней периодически из эмиграции доносятся голоса неких субъектов, продолжающих заявлять свою преемственность от БНР как единственной законной государственной структуры белорусов, и с упорством, достойным лучшего применения, отрицать правомочность наших реальных властей, тогда как даже Евросоюз, скривив гримасу по поводу обстоятельств очередных выборов, вынужден признать: таки да, белорусский народ снова и снова отдаёт предпочтение тому же лидеру.

В 1920-е и последующие годы до распада СССР голосование на выборах в Беларуси, мягко говоря, отличалось от демократических стандартов. Хочешь или нет, а голосовать приходилось за «нерушимый блок коммунистов и беспартийных».

Власть была недемократической, но легитимной: народ смирился с ней, не протестовал, голосовал за неё. В период «развитого социализма» избирателей заманивали к урнам распродажей дефицитных товаров и продуктов, и без снижения цен всё разметалось влёт, а неизбалованные граждане с благодарностью партии и правительству бросали бумажки в урны, хоть никого бы не арестовали, если б скупил все апельсины и свалил домой, не получив на кумачовом столе бюллетень. Главное, в отличие от карикатурного БНР, власть была реальной.

Революция 1991 года протекала в Беларуси мирно. Верховный Совет послушно принял ГКЧП, а затем столь же безропотно – независимость, не зная, что с ней делать.

Легитимность переходных процессов в какой-то мере обеспечила Конституция СССР. Не суверенные, как было записано на бумаге, а, по факту, слегка автономные союзные республики загодя имели правомочные высшие органы государственной власти. Нынешний Верховный Совет Беларуси – преемник Верховного Совета БССР.

«Я не понимаю…» - так называлось выступление недавно умершего Михаила Задорнова о нелепостях политических явлений в СССР конца 1980-х годов. А сейчас я не понимаю, зачем ворошить историю игрушечного государства БНР.

Ладно – оппозиционеры. Активисты БНР, удравшие от большевиков на Запад, долго боролись «з маскоўскай акупацыйнай уладай», в их разумении. Поэтому оппозиция пиарит как членов Рады БНР, так и эмигрантскую тусовку, в том числе сотрудничавшую с нацистами или хотя бы высказывавшую недовольство московской властью. Пропагандируется творчество поэтессы Ларисы Гениюш из правительства БНР, чей первый и самый известный сборник стихов вышел в 1942 году на территории, захваченной «Тысячелетним Рейхом». Думаете, в нём призыв к борьбе с коричневой чумой? Нет там такого призыва. А также произведения Натальи Арсеньевой из Белорусской Центральной Рады, выступавшей идейным преемником Рады БНР, оба органа действовали под германскими оккупантами – кайзеровскими или нацистскими. Нынешние оппозиционеры распевают гимн «Магутны Божа», слова к которому Арсеньева написала во время взлёта её карьеры у нацистов, и ехидно посматривают на восток: глядите, как мы вас уделали, клятые москали!

Но я не понимаю, почему политический фарс под названием БНР до сих пор занимает столько места в школьном учебнике истории. Единственное объяснение – наличие оппозиционно и националистически мыслящих индивидуумов в рядах тех, кто формирует официальный взгляд на историю, видимо, их не меньше, чем отвечающих за литературу.

Возврат к БНР или чему-то подобному революционному нелегитимен. Любая революция имеет некоторый срок, чтобы узаконить захваченную власть. Но государственный переворот в Беларуси без волны возмущения и массовых требований радикальных перемен не даст времени на легитимизацию. А подобных волн не предвидится.

Поэтому мысленно кладу пару гвоздичек на виртуальную могилу БНР. Спи спокойно, мёртворождённое дитя, тебя некому и нечем всерьёз потревожить, даже плясками с бубном в 2018 году в честь столетней годовщины провозглашения.

Анатолий Матвиенко
3209 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Можно ли назвать эффективным работу Союзного государства?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461