Каторжевский: В Беларуси есть запрос на оппозиционных лидеров


Вчера, 22-го февраля, в концертном зале «Минск» в рамках общественной платформы «Диалог» был проведен круглый стол на тему «Итоги местных выборов и перспективы местного самоуправления». Свою позицию по прошедшему голосованию в местные советы депутатов 28-го созыва высказал кандидат в депутаты Минского городского Совета от партии «Справедливый мир» Павел Каторжевский.

П. Катаржевский: Я шел по Васнецовскому избирательному округу города Минска в Минский городской совет депутатов от партии «Справедливый мир». Ну, во-первых, для меня изначально было понятно, что мы участвуем не в выборах, мы участвуем в политической кампании. То есть у меня была вполне конкретная цель – это рассказать о партии «Справедливый мир» и рекрутировать в нее как можно больше людей. У меня это получилось. У меня избирательница, с которой я познакомился на пикете, была доверенным лицом, и ее муж мне также помогал. То есть, мы с ними будем продолжать работать каким-то образом, ну то есть цели, которые я перед собой ставил, в определенной степени они были достигнуты. Что касается хода избирательной кампании, то сначала не скажу, что были какие-то препятствия, тут, конечно, был вопрос с тем, как все это закончится, а не сам процесс с регистрацией инициативных групп, регистрацией кандидатов. Да, конечно, были те, кому отказали, но у меня таких проблем не было.

Самая большая проблема, это то, что члены избирательной комиссии сами не знали Избирательный кодекс и без методички ничего не могли сделать. Тем временем, многим оппозиционерам отказывали якобы из-за отсутствия опыта работы в избирательных комиссиях и на этом основании не включали. Я могу также сказать, что мы, наверное, единственная команда, кто вел на округе хоть какую-то агитацию, потому что в нем практически была незаметна агитация провластного кандидата. Он ее активно начал только после того, как наша команда начала работать. Представитель Либерально-демократической партии ну хотя бы листовки свои где-то разместил, и то хорошо. Представитель Социально-спортивной партии и Коммунистической были просто статистами, они вообще никак не присутствовали. Я сам собирал подписи, хотя мог воспользоваться исключительно партийным выдвижением, но выбрал подписи.

Фактически это еще один месяц агитации, который было глупо терять. Ну, я за все время сбора подписей не увидел ни одного другого пикета по сбору подписей на округе, где я живу, ко мне никто не приходил за подписью. Я там, честно говоря, не зарегистрирован, но это другое дело, сам факт, что в квартиру мне никто не звонил, не просил поставить за него подписи. Я сам людей в процессе сбора подписей спрашивал, вот к вам еще кто-нибудь приходил? Ну никто к ним не приходил. То есть как выдвигались там кандидаты, которые шли путем сбора подписей, для меня абсолютно неясно.

Первые какие-то признаки того, что у нас вообще проходят выборы – это, когда привезли стенды для избирательных плакатов. Там появилось 3 плаката. Это плакат собственно победителя по округу Алексея Мелещени, который работает в Академии наук. Появился мой плакат и плакат представителя Либерал-демократической партии Субботы, которые на следующий день коммунальщики сорвали все, кроме Мелещени. Такое небольшое совпадение. Ну собственно представитель ЛДП повторно не размещал, мы естественно старались всю визуальную агитацию как-то компенсировать, если ее срывали. Потому что понятно, если не присутствует визуальная агитация, значит кампания ведется плохо, и я бы сказал даже не ведется от слова совсем.

Вопрос: Скажите пожалуйста, а вы с чем-то новым столкнулись на этих выборах? Первая кампания, я так понимаю?

Ответ: Да, я в 2015 году наблюдал за президентскими выборами, и я, можно сказать, был пассивным наблюдателем и агитировал голосовать «против всех». И я помню, что была очень такая, ну людям не очень интересна левая оппозиция. Что и левые, да еще и оппозиционные. Да, как-то не то и не так. В 2016 году уже на парламентских был такой настороженный интерес. Да, а что вы предлагаете. Сейчас я могу сказать, что вот есть запрос на оппозиционных лидеров. Запрос достаточно такой неплохой. Другое дело, что люди сами не знают, что у нас есть какие-то политические партии. Есть оппозиционные коммунисты, это все пришлось доносить. То есть при всем при том, что люди прекрасно осознают, что такое выборы в Беларуси. Мы тем не менее при всем при этом готовы были участвовать, готовы были проголосовать. Дальше участвовать в какой-то деятельности и это на самом деле хорошо. Я уже не первый раз повторюсь. Потому что есть недоработка наша и недоработка оппозиции, потому что альтернатива она востребована. Другое дело, что возможно она нами слабо предлагается. И предлагается самим себе. То есть в независимых СМИ, которые читаем только мы сами, и так далее и так далее.

Вопрос: А как идет ваша кампания? То есть они верили в выборы, либо скептически?

Ответ: Ну как я уже говорил, что по поводу выборов скептическое, конечно, было отношение. Ну в целом обещали прийти и проголосовать. Здесь еще, наверное, надо отметить мой результат.

Избирательная комиссия нарисовала мне 40 голосов из почти 13 000. При том, что ну я лично 1000 избирателей жал руку и призывал за меня проголосовать. Да и вообще ко мне до сих пор люди на округе подходят. Буквально даже сегодня, когда я шел на мероприятие, ко мне подошло 2 человека, пожали мне руки и сказали, мы за вас, Павел, голосовали, вас избрали? Я говорю, нет, к сожалению меня не избрали. Осталось 38, осталось да остальных встретить. Вот они, наверное, специально сговорились, чтобы по дороге к метро меня встретить. Несмотря на недоверие к выборам, в принципе люди готовы идти голосовать за независимых кандидатов.  

К кампании относились очень хорошо. Потому что мы к людям и в дверь ходили, было прекрасное отношение в комитетах, был большой интерес. Да, были те, кого приходилось убеждать и достаточно долго. Ну вообще, по правилам ведения кампании, одного человека долго нельзя убеждать. Ну мы этим тем не менее занимались. Должен сказать, что, учитывая, что мы единственная команда, которая реально присутствовала и на улице, и это было от двери к двери. И это была визуальная агитация. Отношение было позитивное. Да, были те, кто говорил, что я в эти игры не играю. Были те, кто негативно реагировал на коммунистов. Неважно там - провласных или опозиционных. Но вот людей. с которыми,мы провели 3 пикета по сборам подписей - 2 агитационных. Ну и кампанию от двери к двери. За это время мы нашли таких только 3-х или 4 антикоммунистов, что за 20 лет пропаганды просто капля в море.

Ну естественно протестные настроения у населения очень высокие. То есть, я думаю, что сейчас, если оппозиционные начнут активно работать над местными инициативами, то они будут иметь определенный успех. Потому что людей, конечно, многое интересует, но нам удалось аккумулировать большое количество людей в борьбе с благоустройством парка 10-летие Октября.

Казалось бы, такая мелкая проблема, но это недовольство выявилось в том, что собираютсяи  борются за этот парк. Я думаю, мы после завершения избирательной кампании тоже будем продолжать бороться за его благоустройство и так далее. Единственное, что, конечно, местный уровень - это своеобразная избирательная кампания. Потому что людей интересуют не только местные, не только общереспубликанские, но и глобальные проблемы. Я был этому очень удивлен, потому что обычно говорят, что вот мы слишком много политикой занимаемся, давайте займемся местными проблемами.  И людей естественно интересуют проблемы и общереспубликанские, и глобальные, и гораздо сильнее местных. Потому что про то, что я с людьми разговаривал, это отмена контрактной системы, и так далее, ограничение полномочий президента.

Многие люди со мной вообще говорили, давайте вот вообще эту систему капиталистического перераспределения, пришлось им объяснять, конечно, что местный уровень, что в лучшем случае парк благоустроим и лампочку в подъезде вкрутим.

Вопрос: Павел вот такой вопрос, вот вы говорите 40 человек. А что вам мешало как кандидату организовать наблюдения, фиксировать. На вашем округе, где вы не взяли комиссию как окружные. Вам сказали просто цифру 40 человек. Даже если бы вы поставили человека, который в день выборов фотографировал протоколы, у вас было бы гораздо больше.

Ответ: У нас было организовано наблюдение. Должен сказать, что здесь действительно есть одна недоработка моя, в том числе моя. Во-первых, были наблюдатели от нашей партии, и они посменно работали вдвоем на одном участке. И была наблюдательница по школе, и это была моя избирательница, вот которая была у меня доверенным лицом. Но она наблюдала первый раз. Мы с ней, конечно, провели инструктаж. Но это был ее первый опыт, и она не очень представляла, как это происходит. Ну скажем если в следующий раз она будет наблюдать, то, конечно, теперь она знает, как все это делается. Ну и конечно, произошел один форс-мажор. Одна из моих доверенных лиц потеряла удостоверение, и поэтому у нас фактически было сорвано наблюдение по участку, который располагался в 3-м корпусе экономического университета. Да, в принципе я должен признать, что в наблюдении есть и мои недоработки. Но, я не могу сказать, что оно не было организовано совсем.


Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Можно ли строить возле Куропат что-либо?

 
 
Министр Заяц обвинил Россельхознадзор в предвзятом отношении

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461