Михаил Малаш: Перед кем блефует Лукашенко?


Президент Беларуси А. Г Лукашенко, присутствуя недавно на Съезде учёных, иронично заявил: — «Меня в чем упрекают? Что я в Беларуси устроил мягкую белорусизацию. Слушайте, мне что, германизацию здесь устроить?» — Эта тема в последние годы полностью заполняет всё информационное пространство касательно белорусско-российских отношений. На другие темы о Беларуси в Рунете крайне мало статей.

Так называемые пророссийские оппозиционеры обвиняют белорусскую власть в белорусификации и в переориентации на Запад. Под белорусификацией они подразумевают переход  к этнократичности.  В качестве доказательства этих процессов приводят изменение риторики Президента,  прекращение  острой  фазы конфронтации с Западом, увеличение социальной рекламы на белорусском языке, реставрацию памятников архитектуры, относящихся к периоду польского господства, установку в Витебске памятника князю Ольгерду, неиспользование чиновниками георгиевских ленточек на День Победы, согласование прозападно-ориентированным оппозиционерам проведения различных массовых мероприятий.

Всё это рассматривается ими, как предательство прошлой политики  сближения с РФ и, как движение к повторению украинской судьбы.

У этих явлений теоретически может быть три варианта объяснений.

1.Власть, боясь оппозиции, начинает заигрывать с ней, действуя на опережение. Она начинает сама идти на уступки в мелочах, рассчитывая ослабить давление со стороны оппозиции.

2.Власть под давлением Запада медленно отступает, сдавая прежние позиции.

3.Власть для нормализации отношений с Западом блефует, подавая ему сигналы о возможном сближении.

Разберём все три варианта.

      Первый и второй варианты используют в пропагандистских целях  антибелорусские информационные ресурсы Российской Федерации, а так же поддерживающие их белорусские патриоты энергетической империи А. Чубайса.

     Здесь необходимо заметить, что первый и второй варианты сами по себе взаимоисключают друг друга. Белорусская власть, как утверждают нефтяные патриоты, сама уводит Беларусь от России через неиспользование георгиевских ленточек на День Победы, установку памятника князю Ольгерду, социальную рекламу на белорусском языке, реставрацию памятников архитектуры и праздники этнографических орнаментов, использование этнической символики.  Эти действия сами по себе не имеют никакого практического значения, а лишь символьное.

     Получается, что если они происходят по инициативе власти, то выбивают идеологическую почву из-под ног у прозападной свядомой «оппозиции», постепенно лишая её повода для критики. Это однозначно является способом борьбы с политическими противниками. Если же это является заигрыванием, если власть поступает так по инициативе свядомитов, то они по логике должны перестать быть оппозиционерами и перейти на сторону власти, боясь спугнуть процесс. Как минимум, они должны уменьшить степень оппозиционности на величину «уступок». В этом случае члены партий БНФ должны были бы постепенно получать представительство в органах власти, так как в этом смысл политической борьбы. Ведь их задача сменить власть собой. Ничего подобного мы не наблюдаем.

1.  Абсурдность первого варианта очевидна, так как нет никаких свидетельств, что происходит рост популярности прозападной оппозиции. Никакими соцопросами, ни западными, ни российскими, ни отечественными это не зафиксировано. Зафиксировано скорее обратное, что совершенно естественно. Существенно упала за последние годы популярность Запада и его либеральной идеологии  в современном обществе и в белорусском в том числе.  Особенный вклад в этот процесс внесли теракты,  мигранты и Украина, на себе доказавшая белорусскому евро-меньшинству, что свержение власти силами оппозиции вовсе не гарантирует вступление Беларуси в Евросоюз.

Собственно, это их и привлекало, а вовсе не сама по себе оппозиция. К тому же Запад последние годы сам стал менее привлекателен в глазах его прежних сторонников. Он продемонстрировал  неспособность противостоять многочисленным мигрантам. Выход из Евросоюза Великобритании также не добавил ему привлекательности. Всё это не позволяет говорить о том, что в белорусском обществе растёт влияние прозападной оппозиции, которое нужно было бы учитывать верховной власти. Конечно же, сами по себе утверждения нефтяных патриотов о росте влияния свядомого меньшинства лишь подыгрывают этому самому свядомогу меньшинству, поскольку повышают его значимость в собственных глазах.
 
  2.  Вторая версия о том, что белорусская власть после двадцатилетнего успешного противостояния Западу вдруг пошла на попятный, точно так же абсурдна, поскольку нет, как уже говорилось, никаких свидетельств усиления Запада.

     Рациональная логика этой версии, если и существует, то она не в пользу РФ. Получается, что по причине ненадёжности сегодняшней РФ, как союзника, белорусам приходится заигрывать с Западом. Суть этой логики сводится к следующему: белорусы посмотрели, как РФ защитила Донбасс, и поняли, что могут рассчитывать в возможном силовом противостоянии с Западом только на себя.

     Несостоятельность этой версии доказывается тем, что за четыре последних года никак не проявилось усиление западных позиций в Республике Беларусь.  Не произошло сколь-нибудь ощутимого  увеличения присутствия западного капитала в белорусской экономике. Страна за это время не вступила в какие-либо западные международные структуры, предполагающие существенные обязательства участников. Изменившаяся риторика власти, если, и имеет место, то, не будучи подкреплённой реальными фактами, не может служить доказательством столь серьёзных исторических процессов, как цивилизационно-геополитическая переориентация государства. Если происходила бы реальная переориентация Беларуси на Запад, то мы наблюдали бы тщательную медийную маскировку этого. Белорусский президент всячески признавался бы в любви к россиянам и их государству. Дела были бы прозападными, а слова пророссийскими.

3. Третья версия предполагающая, что белорусские власти блефуют перед Западом, выглядит наиболее состоятельной. Во всяком случае, её невозможно опровергнуть, какими-либо историческими событиями.  Она имеет в свою очередь 2 варианта:

        А) Запад за 20 лет противостояния с белорусской властью убедился в тупиковости своего пути. Он осознал полную бесперспективность своей прежней тактики и стратегии. Новую стратегию и, вообще, понимание того, чего он хочет (и в принципе может хотеть) от Беларуси, он ещё не выработал, войдя к тому же в системный кризис. Западу, проще говоря, стало теперь не до Беларуси. Белорусское  же руководство, в отличие от западного, очень чётко себе представляет, чего оно хочет от Запада. Это чисто прагматические интересы: переориентация на западные рынки части продовольственного и текстильного экспорта, снижение стоимости Шенгенских виз для белорусских граждан, прекращение поддержки Западом подрывной деятельности на территории РБ.  Для того чтобы слабеющий Запад пошёл на уступки белорусам в этом направлении, его экспертному сообществу необходимо подыграть.  Западные политики ведь должны как-то объяснить своему электорату, почему вдруг они стали взаимодействовать с «последним диктатором Европы».  Все эти многочисленные сигналы западным экспертам-аналитикам призваны оправдать отказ от предыдущей конфронтационной политики. Разрядку отношений нужно ведь как-то продать западной публике.

        Б) Второе возможное рациональное объяснение реверансов в западном направлении со стороны белорусской власти состоит в том, что белорусский президент рассчитывает в будущем получить от американцев контроль над украинской территорией, когда ситуация там додеградирует до неуправляемости. В этой ситуации американцы неизбежно утратят контроль над территорией, и, если они к тому моменту не сумеют повесить Украину на шею Евросоюзу, то для того, чтобы она не досталась России,  наименьшим для них злом будет передача её под управление амбициозному белорусскому президенту. Поведение Лукашенко идеально вписывается в эту логику, тем более, что он, и сразу после начала украинской ситуации, и совсем недавно настойчиво предлагал ввести белорусский миротворческий контингент на Украину. Лукашенко, таким образом,  даёт понять западной экспертной среде, что он, хоть и не прозападный, но явно и не пророссийский. Вызывая на себя шквал критики, белорусский президент демонстрирует фиктивность союзничества с РФ. Союзники по логике Запада ведь не могут иметь публичные конфликты по столь мелочным поводам. Лукашенко будто бы специально провоцирует российскую пропаганду, снабжая её инфоповодами, удобными для критики. Он приучает европейских политических консультантов к мысли, что Украина, если будет поглощена белорусской политической системой, то не утратит буферно-лимитрофную свою суть и не усилит геополитически Россию.

Так или иначе, всё неявное становится явным со временем. Время всё расставит по своим местам. Реальные причины изменившейся риторики белорусской власти будут вскоре понятны и очевидны.

Михаил Малаш

Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Как вы относитесь к суду над «регнумовцами»

 
 
Владимир Рыженков: О фашистах среди нас

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52