Юрий Глушаков: Неизвестная война: за что боролись украинские казаки и белорусские повстанцы

 

370 лет тому назад, в мае 1648 года, Гомель был взят отрядами Войска Запорожского и местных крестьян. После этого в Беларуси также развернулась казачье-крестьянская война с Речью Посполитой, продолжавшаяся почти двадцать лет.  Эти события сейчас вновь вызывают острую дискуссию в обществе… 

 

Украинские гетманы и немецкие гауптманы 


Одни утверждают, что казачьи полки и пришедшие им на помощь русские войска были в Беларуси завоевателями, другие –  защитниками.


Краткая история вопроса такова: после заключения в XVI столетии двух уний, государственной и церковной, Беларусь оказалась под властью Речи Посполитой и католического костела. Правда, Великое княжество Литовское пока еще продолжало сохранять значительную  автономию. Но по Люблинской унии 1569 года ВКЛ потеряла в пользу  Польши едва ли не половину своей территории. Ее богатые Киевская, Черниговская, Волынская и Подольская земля отошли  Варшаве и ее магнатам. В оставшейся Литве-Беларуси резко усилилось влияние польского языка и культуры, на которые стали переходить и крупные паны, и мелкая шляхта. Для простого же населения особенно болезненной была церковная уния и ограничение в правах православного населения. Православные церкви либо переводились на «греко-католический» обряд, либо закрывались. Белорусы - русины и литвины, сохранявшие веру предков, теряли права занимать государственные должности, избираться в органы городского самоуправления, в некоторых случаях им даже запрещалось проводить похоронные процессии! По-прежнему тяжелой оставалась зависимость крестьян от крупных землевладельцев, не легкими были и повинности горожан в пользу частных владельцев  либо княжеской администрации. Растущая социальная напряженность выливалась в локальные бунты либо побеги на Сечь. Белорусы бежали как на юг, на Русь-Украину, так и в пределы Московского царства.


В 1648 году всю Украину охватила война казачества и селян против магнатов Речи Посполитой. Но в отношении высшей королевской власти ее лидер Богдан-Зиновий Хмельницкий первоначально сохранял лояльность. Вскоре пламя восстания перекинулось и на Беларусь. Казачьи «загоны» ворвались на ее южные земли. В духе того сурового времени военные действия носили разрушительный характер, доставалось всем. В мае 1648 года отряды украинских казаков Головацкого с присоединившимися к ним белорусскими крестьянами подошли к Гомелю. После штурма казакам удалось прорвать первую линию городских укреплений и ворваться внутрь. Казаки занялись сведением счетов с теми, кого считали своими заклятыми врагами – «поляками»-католиками и иудеями. Несколько тысяч «латинян и жидов» были вырезаны в Гомеле. При этом евреи не имели никакого отношения к окатоличиванию или полонизации украинцев и белорусов. Лишь часть из них являлась арендаторами панских имений, владельцами питейных заведений или ростовщиками. Но социальная рознь в те времена часто смешивалась с религиозным фанатизмом. И эта гремучая смесь давала тяжелые последствия. По преданию, из всего еврейского кагала Гомеля спаслась только одна девушка, впоследствии ставшая родоначальницей семьи Бабушкиных. По другим данным, тем гомельским евреям, которые согласились принять христианство, казаки сохранили жизнь. В истории еврейской общины Гомеля эти трагические  события вошли под названием «хмельнитчина», хотя самого Хмельницкого здесь не было.


Однако те, кто сегодня любит смаковать жестокости украинских казаков и белорусских повстанцев, не любят вспоминать про деяния противоположной стороны. Во-первых, именно беспощадным гнетом и карательной политикой  властей Речи Посполитой и были во многом вызваны эксцессы этого восстания. Во-вторых – в 1649 году, после поражения казаков под Лоевом,  Гомель в очередной раз заняли  войска ВКЛ. И по приказу Януша Радзивила  православное население Гомеля было также беспощадно вырезано.  


В 1654 году на помощь украинскому казачеству, начавшему терпеть поражение от войск Речи Посполитой, пришла армия Московского государства. В том же году  под Гомель вновь подошли казаки   Северского Войска Запорожского под началом  наказного гетмана и нежинского полковника Ивана Золотаренко. Наемная немецкая и венгерская пехота, рота татар и городское ополчение вынуждены были оставить город и занять оборону в замке. Кстати говоря, слова «гетман» и «гауптман» - однокоренные. Иностранные наемники упорно оборонялись. Однако  казаки умудрились втащить пушки на колокольню одной из церквей и оттуда начать обстрел внутренней части замка. Судьба осажденных же была окончательно решена, когда казакам удалось обнаружить подземный ход к Сожу. По нему оборонявшиеся доставляли воду. Казаки заложили пороховой заряд и взорвали подземную галерею. После этого гарнизон был вынужден сдаться.

Следы жестоких боев до сих пор находят археологи. Так, несколько лет назад в гомельском парке при раскопках были обнаружены скелеты погибших казаков. На голове у каждого лежали монеты – возможно, своего рода посмертная награда?


Командир казачьего корпуса нежинский полковник Иван Золотаренко также вскоре был убит под Старым Быховым.  Русский царь Алексей Михайлович пожаловал  Гомель его брату Василию. Таким образом, на какое то время наш город стал украинским?


Как ни странно, но большинство представителей школы белорусского «национального романтизма», более чем сочувствующих современному украинскому национализму, к украинскому казачеству того времени относятся крайне отрицательно. И в оценках национально-освободительной борьбы украинского и белорусского народа занимают сторону Речи Посполитой. Впрочем, чему удивляться? Причины у этого феномена, скорее всего, сугубо материальные. К тому же, видимо, казаки не нравятся им не только своей «пророссийскостью». Между прочим, весьма условной – немало среди них было и пропольских гетманов, а тот же Богдан Хмельницкий вел переговоры и о переходе под руку шведского короля или турецкого султана. Но казачество в целом не устраивает белорусских адептов Речи Посполитой своим мятежным, бунтарским духом.  


Белорусские казаки и московский царь


На самом деле, часть «Війська Запорозька» была белорусским. Причем как на днепровском сечевом «Низу», так и в особенности – на Северщине.  Или, если угодно – даже украинско-белорусско-русским. Ведь в состав полков Севрского казачьего войска входили территории современной Украины, Беларуси и России. Еще в 20-е годы в журнале «Полымя» белорусские коммунисты публиковали материалы о том, что Нежинский и Стародубский  полки во многом состояли именно из белорусских крестьян, бежавших к казакам от панского гнета.


Недавно Валерий Бадашко, краевед и активист казачьего движения из Гомеля, обнаружил любопытные сведения – московский царь отнюдь не одобрял казачье самовольство. Как сообщает Валерий Бадашко, «Государь Всея Руси» Алексей Михайлович в письме к Золотаренко говорил о том, что получает многочисленные жалобы на пагубные «свавольства» казаков, что они устроили «жидам» и «ляхам» побиение сильное. И тот Гомий сильно опустошили. Царь, получил  прозвище «Тишайший», может, и не совсем заслужено. Но  при этом он крепко корил казачьего предводителя за учиненные его подчиненными беспорядки.


Так что по факту получается, что русский царь брал под свою защиту не только православных «белорусцев», но и жителей Беларуси католического и иудейского вероисповедания. И на этот раз – уже не только от польских панов, но и от эксцессов, допущенных украинской казачьей старшиной. При этом преувеличивать доброту московского государя то же не следует –  царь, при котором весьма жестоко были подавлены Соляной и Медный бунты в самой Москве и восстание Степана Разина на юге России, не был обременен особым гуманизмом. Да и действия его армии в Беларуси у современного человека вызвали бы много вопросов. Но он все же уже рассматривал гомельчан как своих поданных. А поэтому, даже по законам того сурового времени, имевших полное право на его защиту и покровительство. Поэтому и осуждал  «анархические» действия украинских казаков.


После этого бывшие враги и друзья еще не раз поменяются местами. Преемником Ивана Золотаренко, убитого  снайпером-иезуитом, стал «полковник Гомельский» Иван Нечай. Однако Нечай присоединяется к пропольскому восстанию гетмана Ивана Выговского и получает вместо Беларуси сибирскую ссылку. В Гомеле же укрепляется один из его сторонников, «злокозненный волк» Денис Мурашка. Именно этот «пропольский» полевой командир не пустил  Василя Золотаренко, брата убитого полковника Ивана, в Гомель.  Василя Золотаренко обезглавят на буйной казачьей «Черной Раде» в 1663 году, а Мурашко и его сын Андрей все будут сидеть в Гомеле во главе своей разбойничьей республики. И делать отсюда дерзкие набеги как на русские, так и на украинские земли. Черниговские казаки не раз подступают к Гомелю, но взять его никак не могут. Наконец, в 1667 году был заключен Андрусовский мир между Московским государством  и Речью Посполитой. Беларусь останется за Польшей, а вот Левобережная Украина – в союзе с Московским государством, при чем первоначально будет пользоваться весьма большей автономией. Пока царь Петр I своей тяжелой рукой окончательно не подомнет вольности украинской казачьей старшины  – вместе с привилегиями русской боярской аристократии, между прочим.

                                 

Советские по форме, национальные по содержанию


События войн и восстаний середины XVII века действительно тяжелым бременем отразились на Беларуси. Корректным поведением тогда не отличался никто – ни шляхетские армии Речи Посполитой-ВКЛ, ни поместная дворянская конница Московского государства, ни полки Войска Запорожского, ни тем более его союзники – крымские татары. Полагаю, что и союзные казакам белорусские повстанцы тоже мягкостью не блистали – и там, где свистела казацкая сабля, глухо ухал и крестьянский топор повстанца. Однако за деревьями, к сожалению, столь обильно политыми человеческой кровью, и зачастую – невинной, все же рос лес. Лес становления белорусской и украинской наций – в том числе. Формирование национального белорусского сознания у нас  началось именно с борьбы против гнета  Речи Посполитой. В XVII столетии эта борьба по причине совпадения «геополитических» интересов получила известную поддержку Московского государства. Затем период ополячивания сменила политика определенной русификации, проводимой царскими властями. Затем последовала  новая волна борьбы за социальное и национальное освобождение. При этом и великий певец украинского Возрождения Тарас Шевченко, и белорусский революционер Кастусь Калиновский получили самую искреннюю поддержку лучших людей России. Кульминацией этого исторического этапа стало формирование новых форм белорусской и украинской государственности – но теперь уже на советской основе. Конечно, не все плохо и не все хорошо было в БССР и УССР. Но национальная культура и самосознание именно во время существования этих республик достигли еще невиданного расцвета. Как впрочем – и их экономика, и социальная сфера.  Одним из залогов успехов этого строительство было то, что велось оно в единстве и при поддержке всех народов Советского Союза. Причем работала тогда национальная идея – на созидание, а не на разрушение той же Украины или Беларуси.


В этом, наверное, и лежит главный урок для нас, оставшийся от той непростой эпохи – беречь больше всего то, что так легко разрушить. Мир, единство и равноправие между народами – прежде всего.  


Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Можно ли строить возле Куропат что-либо?

 
 
Артем Агафонов: Как подставить, спасти и заработать на спасении милиционера Громыко?

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461

X
Много новостей? Мы собрали главные в нашей расссылке!