Скачать приложение Политринг

Александр Телевич: Относительно мягкие решения по некоторым «резонансным» делам – продолжение т.н. либерализации или все же нечто иное?

 

В начале марта защитник Куропат Денис Урбанович получил из УВД Минского райисполкома письмо, в котором сообщалось про отказ в возбуждении против него уголовного дела по обвинению в оскорблении Президента Республики Беларусь (ч. 1 статьи 368 УК РБ). Буквально в те же дни суд Заводского района Минска, хотя и признал главного редактора TUT.BY Марину Золотову виновной, все же приговорил ее к штрафу в 300 базовых величин вместо 1000 базовых, как того просил государственный обвинитель. Являются ли подобные «мягкие» решения продолжением политики т.н. либерализации или все же радоваться рано?


В этой связи уместно вспомнить случай анархиста Вячеслава Косинерова, в начале 2017 года набросившего веревку на скульптуру городового у здания МВД в столице. В апреле того же года суд Московского района Минска все же признал Косинерова виновным в хулиганстве и назначил штраф в размере 5 базовых величин. Любопытно, что изначально суд назвал размер штрафа в 30 базовых. Но его сократили до 5, так как до суда Косинеров почти месяц провел под стражей. Любопытно, что прокурор просил назначить Косинерову 2 года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение. То есть и в этом случае суд назначил меньшее наказание, чем запрашивало гособвинение.


Вместе с тем, случай с отказом в возбуждении уголовного дела в отношении Дениса Урбановича по статье 368 УК РБ мне представляется наиболее интересным. А дело было так. В один из июльских дней 2018 года в ходе уже традиционного пикетирования небезызвестного ресторана «Поедем поедим», что находится недалеко от Куропат - места массовых расстрелов 1930-х годов, Урбанович во время словесной перепалки с группой посетителей ресторана имел неосторожность высказаться в нелестной форме о действующем главе государства. Не мне судить – присутствовали ли в действиях Урбановича признаки состава преступления, предусмотренной статьей 368 УК, но милиция такого состава не нашла. Причем, если ранее эпитет, высказанный Денисом в отношении Главы государства, милиционеры называли мемом, то теперь просто констатировали, что это была «негативная оценка», а не умышленное оскорбление президента.


Если в случае Косинерова речь шла о хулиганстве, а Марина Золотова по т.н. «делу БЕЛТА» обвинялась в бездействии должностного лица, то в отношении Дениса Урбановича все могло сложиться гораздо серьезнее. За оскорбление Президента статья 368 УК РБ предусматривает наказание до трех лет лишения свободы, а за клевету в отношении Президента (статья 367) – предусмотрено аж до пяти лет.


Любопытно, что с момента появления данных статей в Уголовном кодексе нашей страны, по ним привлекалось к ответственности достаточно большое число белорусских граждан, в основном из числа общественно-политических деятелей и журналистов. Приведу лишь некоторые из них.


В 2002 году, после президентских выборов, по этим статьям были осуждены главный редактор гродненской газеты «Пагоня» Николай Маркевич и журналист газеты Павел Можейко за газетные статьи, которые даже не дошли до читателя, поскольку номер газеты был арестован еще в типографии.


В этом же году за перепечатку статьи из Интернета и коллаж был осужден главный редактор газеты «Рабочы» Виктор Ивашкевич, получивший 2 года «химии».


В июне 2004 года минчанка Оксана Новикова была приговорена к 2,5 года ограничения свободы за клевету в отношении Президента. Это решение суд Октябрьского района столицы принял на основании содержания листовок, в которых действующий Президент страны обвинялся в совершении ряда преступлений. Оксана Новикова была задержана 5 апреля того же года в туннеле железнодорожного вокзала “Минск-пассажирский”, где она раздавала листовки. Материалы дела рассмотрели в суде Октябрьского района Минска всего за один день.

В 2005 году автор сатирического проекта "Мультклуб" Олег Минич, координатор интернет-сообщества «Третий путь» Павел Морозов и администратор сайта Андрей Обозов, были обвинены в клевете на президента. Благодаря вмешательству международной общественности и большому резонансу в прессе обвиняемые избежали ареста.


В октябре 2006 года 60-летняя Екатерина Садовская была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 368 УК РБ. Ее также признали виновной по статье 389 (угроза в отношении судьи или судебного заседателя) и статье 391 (оскорбление судьи или судебного заседателя). Суд Ленинского района Минска приговорил ее к двум годам колонии.


В 2011 году, после президентских выборов-2010, за клевету в отношении Президента (статья 367) был приговорен к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на 2 года гродненский журналист польской «Газеты Выборчей» Андрей Почобут. Правда, по статье 368 УК журналист был оправдан. До вынесения приговора он три месяца провел под стражей. Еще одно уголовное дело (повторное обвинение в клевету на главу государства, ч. 2 ст. 367 УК РБ) завели на Почобута летом 2012 года. В марте 2013 года дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях журналиста состава преступления.


Для сравнения будет уместно привести случай Лабковича-Шидловского, имевший место еще в прошлом веке, но уже в эпоху Лукашенко, пусть и раннего. Утром 3 августа 1997 года в городе Столбцы, примерно в 70 километрах к юго-западу от Минска шестнадцатилетний Вадим Лабкович и восемнадцатилетний Алексей Шидловский сделали на стенах различных зданий, в том числе на здании городской администрации, библиотеки, местного стадиона, общественного туалета, на памятниках Ленину и Феликсу Дзержинскому, надписи разной степени непристойности. С крыши здания городской администрации был снят государственный флаг Республики Беларусь, который был заменен на бело-красно-белый флаг. Шидловский был арестован милицией 25 августа, а Лабкович - двумя днями позже.


24 февраля 1998 года Лабкович и Шидловский были признаны виновными по обвинению в «злостном хулиганстве», хотя в то время нанесение надписей на стены, как правило, квалифицировалось не более чем как мелкое хулиганство. Минский областной суд приговорил Лабковича к полутора годам лишения свободы с отсрочкой приговора на два года, а Шидловского к полутора годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима.


Если мне не изменяет память, некоторые из тех надписей «разной степени непристойности» как раз-таки оскорбляли честь и достоинство Президента, но осудили обоих фигурантов дела именно за хулиганство. А все потому, что в УК РБ отдельной статьи за оскорбление Президента на тот момент еще просто не было.


То был, отчасти, просто показательный процесс, проведенный полностью в соответствии с актуальным на тот момент стремлением властей сбить массовую протестную волну, возникшую в белорусском обществе после референдума-1996. Руководству страны в те годы нужно было как можно большему числу своих оппонентов максимально доходчиво показать «кто в доме хозяин» и что так может произойти, в принципе, с каждым, кто позволит себе открыто выражать протест, тем более, в настолько грубой форме. Иными словами, «чтобы другим неповадно было».


Что же помешало или, наоборот, подвигло власти на вынесение, можно сказать, максимально мягких решений по «делу БЕЛТА», фактическое «закрытие глаз» на факт оскорбления первого лица государства со стороны того же Урбановича и совсем небольшой штраф Косинерову два года назад?


Есть такой анекдот. Надежда Константиновна Крупская часто рассказывала о том, что Ленин очень любил детей. Бывало, сидит он на скамейке, а если рядом присядет девочка, он бритвочку достанет и о ремень точит-точит. Посмотрит на девочку и снова точит-точит. А ведь мог бы и полоснуть!


Разумеется, ничто не мешало суду удовлетворить прошение прокуратуры и назначить штраф в 1000 базовых величин вместо 300. Конечно же, 300 б.в. это тоже немало, но более чем в три раза меньше запрашиваемого. В отношении «дела БЕЛТА» лично у меня сложилось впечатление, что это была одна из плановых акций из разряда «чтобы не расслаблялись», которые с завидным постоянством проводятся раз в несколько лет (в предыдущие годы их предметом могли становится те или иные независимые СМИ, правозащитные организации, иные структуры гражданского общества и так далее). Конкретно в этом случае, можно сказать, «фигурантам» всего лишь погрозили пальцем и отпустили с миром (это если не считать потраченных нервов, обыска в квартире собкора одного зарубежного масс-медиа и штрафа в 300 базовых для главной «проштрафившейся»). Все успокоились. Едем дальше.


Возможно, власти просто не хотели лишний раз создавать очередных «жертв режима», а тем более, «политических заключенных» и, тем самым, вкладывать в руки оппозиции новое «знамя борьбы», то есть очередной персонифицированный протест, если хотите – новую Анжелу Дэвис. Если перефразировать известные слова Анны Ахматовой, сказанные ею на процессе по статье о тунеядстве в отношении Иосифа Бродского, так вот «нашим рыжим» белорусская власть, тем самым, вовсе не хочет делать лишнюю рекламу.


В основе подобного «мягкого» подхода, насколько мне видится, лежат причины сугубо прагматического характера. Ни для кого сегодня не секрет, что Беларусь стремится перераспределить внешнюю торговлю следующим образом: треть – торговля с Россией, треть – со странами ЕС, треть – с остальными миром.


В конце февраля были опубликованы обновленные данные Белстата по внешней торговле, согласно которым товарооборот Беларуси со странами Евросоюза в 2018 году вырос почти на 20%. Экспорт товаров в ЕС увеличился на 29,9% и составил 10 млрд 183,8 млн долларов, импорт - на 7,4% до 7 млрд 148,1 млн. Доля ЕС в общем экспорте составила 30,2%, доля России и остальных стран мира составили 38,4% и 28,6% соответственно. Таким образом, Беларусь постепенно приближается к поставленной задаче диверсифицировать экспорт равными долями между Россией, Евросоюзом и остальным миром.


Однако Евросоюз еще на год продлил оставшиеся санкции против Беларуси. Они включают визовые санкции против четырех граждан и оружейное эмбарго. Разумеется, не нужно смешивать экономику и политику, но уверен, что нашим западным партнерам по ряду причин, будет куда приятнее торговать уже не с «последней диктатурой Европы», а с, например, динамично развивающимся восточноевропейским государством, укрепляющим свою государственность в соответствии с принципами государственного суверенитета. Или как это сейчас называется?


Помнится, после разгона «площади» в декабре 2010 года в глазах наших западных партнеров мы обратно скатились до статуса «диктатуры» и очень хорошо, что в последние годы нас так называют все реже.


Так вот подобные «мягкие» решения, как «пожурить и отпустить с миром», пусть и в связке с иными многими и многими положительными действиями белорусских властей, но постепенно способствуют укреплению положительного образа Беларуси на Западе.


Тем не менее, основываясь на опыте последних двух десятилетий, нам вовсе не стоит обольщаться: если станет нужно, то гайки будут закручены обратно очень быстро, надежно и, если потребуется - надолго. «Мягкая дубинка» снова легко может стать твердой. 

2348 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Что ждать от украинского президента Зеленского в отношении Беларуси?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461

X
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!