Скачать приложение Политринг

Павел Каторжевский: Казахстанский сценарий в Беларуси не сработает по объективным причинам

 

19 марта 2019 года новостные ленты сообщили об уходе Нурсултана Назарбаева с поста президента Казахстана, который он занимал почти три десятка лет. Новость по непонятным причинам произвела эффект едва ли не разорвавшейся бомбы, хотя удивляться, по большому счёту, было нечему.


Особенно удивляет реакция «демократической» белорусской общественности на это событие. Режим Назарбаева всегда ассоциировался с худшими проявлениями авторитаризма и экономического неолиберализма, но ряд представителей правой белорусской оппозиции быстро создали вокруг Назарбаева ареол «прогрессивного диктатора», который возрождал национальный язык и символически отказался от президентского кресла. Ему простили, то что прощать ни в коем случае нельзя: кровь жанаозенских рабочих, удушение независимых СМИ и профсоюзов, культ личности, кумовство на высшем государственном уровне, насаждение коррупционных отношений на всех уровнях власти. Особое усердие в этом отношении проявил бывший председатель Верховного Совета Республики Беларусь Станислав Шушкевич и расплылся в невиданном славословии, превратив тщеславного диктатора и бывшего партократа в «высокообразованного, особенно в сфере управления и экономики». Если верить Станиславу Станиславовичу, то подобными качествами помимо Назарбаева обладал только угандийский деспот Иди Амин, присвоивший себе звание «доктор всех наук» и титул «Повелитель всех зверей на земле и рыб в море». Одним словом, очень странно слышать как представители белорусской «демократической» оппозиции восхваляют казахский режим, который пользуется теми же методами уничтожения социальных гарантий и демократических свобод, что и действующая белорусская власть.


Но помимо неожиданного отбеливания назарбаевского режима, в независимой прессе началась вполне ожидаемая дискуссия о том, возможен ли подобный сценарий в Беларуси. Тем более, гражданин Лукашенко сам неоднократно подливал масла в огонь, заявляя, что его «с президентского кресла на тот свет не понесут». Но при определённом сходстве этих двух политических режимов у них имеются и существенные отличия, делающие подобные параллели невозможными.


Уход Назарбаева с поста президента был вполне предсказуем и вовсе не означает утратой им властных полномочий. Уже в июле 2018 года был опубликован закон, позволяющий Назарбаеву пожизненно возглавлять Совет безопасности «в силу его исторической миссии». Изменения в соответствующий закон готовились с конца 2017 года, что лишний раз говорит о том, что общественное мнение и законодательная база под возможную «рокировку» Назарбаева готовились достаточно долго. Казахский публицист и левый активист Олжас Кожмет утверждает, что  самым последним сигналом, намекающим на возможную отставку, стал откровенно «троллинговый» запрос Назарбаева к Конституционному Совету с просьбой разъяснить положение основного закона о досрочном прекращении президентских полномочий.


Стоит особенно подчеркнуть, что до внесения изменений в соответствующий закон, Совбез в Казахстане имел функцию бюрократической декорации, но на данный момент этот орган фактически имеет возможность контролировать деятельность президента страны и координировать деятельность силовых структур. К тому же, особый статус первого президента закреплён в 91-ой статье Конституции Казахстана и Конституционном законе от 20 июля 2000 года № 83-II «О Первом Президенте Республики Казахстан – Елбасы».


Поэтому, вопреки расхожему мнению, Назарбаев не только не ушёл, но даже не подвинулся. Вишенкой на торте во всей этой истории стало переименование Астаны в Нур-султан, что, по всей видимости, должно постоянно напоминать жителям Казахстана о том, что Елбасы (каз.- «лидер нации») и выстроенная им система живее всех живых, а от перестановки мест слагаемых сумма измениться не может.


Ключевое отличие Казахстана и Беларуси в вопросе о транзите власти, пожалуй, состоит в том, что несмотря на схожую бонапартистскую природу и применяемые методы, режим Назарбаева достиг гораздо большего успеха в кланово-бюрократическом «строительстве», нежели белорусская власть.


Александр Григорьевич публично заявлял, что друзей во власти у него нет, а те, которые были, «отсидели и теперь занимаются своими делами», а члены семьи действующего главы государства, хотя и присутствует во власти, но далеко не на первых ролях, чего не скажешь о его казахском коллеге. Друзья и даже родственники во власти у Нурсултана Абишевича есть. Здесь вполне целесообразно говорить не столько о правящей семье, сколько о правящем клане Назарбаевых, не при делах пока разве что правнуки. К тому же, Назарбаев даже покинув должность президента Казахстана, остался главой правящей партии «Нур Отан» (каз. – «Свет Отечества»), идеология которой построена на восхвалении «лидера нации».


Лукашенко же не может опереться на массовую организацию, поддерживающую его и способную обеспечить сохранение статуса-кво в случае его временной неспособности исполнять функции главы государства или ухода с должности. Все разговоры о создании партии власти в Беларуси так и остались разговорами, крупнейшее общественное объединение «Белая Русь» партией так и не стало, несмотря на многочисленные разговоры. И это вполне объяснимо, ведь Александр Григорьевич считает себя самодостаточным политическим субъектом и опасается делегирования своих полномочий (хотя бы и символических) кому-либо, что подтверждается настороженным отношением и абсолютно незначительными знаками поддержки в адрес даже лояльных политических партий и общественных объединений.


Такая концентрация власти в руках одного человека и отсутствие организованной бюрократии не позволяет подготовить почву хотя бы для условной передачи полномочий другому лицу. Невозможно это и потому, что действующая белорусская власть из-за существующих экономических трудностей находится далеко не в лучшей форме, а ни один социальный организм не станет добровольно устраивать себе лишнюю встряску в тот момент, когда некоторые его функции осуществляются нестабильно или не осуществляются вовсе. Существует ещё масса деталей, препятствующих повторению казахского сценария в нашей стране. Например, отсутствие органа, который мог бы обеспечить контроль над должностью президента Беларуси, в случае номинальной смены лица в президентском кресле, при попытке сохранения властных полномочий за Лукашенко. Но все эти технические детали исходят из тех же социально-экономических противоречий, которые делают возможным существование системы в том виде, в котором мы её знаем.


Именно поэтому как белорусам, так и казахам предстоит долгая и нелёгкая борьба за возвращение демократических прав и социальных гарантий. И эту борьбу на сегодняшний день могут возглавить только левые силы, последовательно выступающие на стороне наёмных работников и тех, кто живёт на доходы от собственной трудовой деятельности. Как показала практика, правая оппозиция готова с лёгкостью удовлетвориться незначительными послаблениями в культурной сфере и косметической корректировкой официальной риторики высших должностных лиц.


Надежда на перемены по якобы идеальным схемам других государств, которые являются идеальными только в воображении отдельных политиков и публицистов, только оттянет неизбежность. Ведь политический процесс – не отлаженный будильник, а спасение утопающих всегда было и будет делом рук самих утопающих.

3654 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Следует ли в Беларуси запрещать символику украинских националистов?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461

X
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!