Там души детей витают вокруг


Недавно прочла про детский донорский лагерь,  открытый немецко-фашистскими  оккупантами  в 1943 году в деревне Красный Берег Жлобинского района  Гомельской области. Гитлеровцы помещали туда  белорусских детей, насильно отобранных у родителей, и выкачивали у них кровь на потребу  своего войска.  У многих детей всю кровь забирали с первого раза  – это были преимущественно девочки с первой группой крови, резус положительный.  Их подвешивали под мышки, сжимали грудь, срезали кожу на ступках – кровь стекала в герметичные ванночки. Детские тела потом сжигали. Жизнь  детей с иной группой крови растягивалась  на более длительный срок.  И  мало кому  из детей посчастливилось  выйти живым из этого лагеря.  Прошли же через эту фабрику крови около 2000 маленьких мучеников.


На территории Беларуси гитлеровцы создали 5 детских донорских лагерей. Два из них работали на полное уничтожение  детей-доноров -  в деревне Скобовка Пуховичского района Минской области и уже упомянутый Красный Берег.


В Красном Береге открыли в 2006 году мемориал, посвященный детям-мученикам. Те, кто побывал там, пишут потом на форумах, что были потрясены, испытали шок,  душевную боль.


 

Даже, если бы на совести гитлеровцев были бы только смерти детей из донорских лагерей, им нет прощения. Но эти погашенные детские жизни  – только малюсенькая часть  жертв  оккупантов


Что там в окне Овертона?


Меж тем, с некоторых пор воочию уже видны попытки определенных людей насадить в обществе взгляд, обеляющий коллаборационистов. Прежде всего, тех из них, кто, сотрудничая с немецкими захватчиками, презентовал себя при этом носителем национальной идеи. Мол, за национальную независимую государственность Беларуси эти коллаборационисты  боролись. А гитлеровская Германия  им в этом была в помощь. Мол, патриотами  и выразителями  интересов белорусского народа, достойными его сынами и дочерьми  были в Белоруссии в годы немецкой оккупации именно они, а не партизаны и подпольщики, управляемые коммунистами и поддерживающие советскую власть. Ну, или в смягченном варианте – патриотами были и те, и другие.  Видны также потуги представить злодеяния гитлеровцев  не такими уж ужасными. Наверное, чтобы поменьше вопросов было: как же могли быть люди патриотами Белоруссии, если заодно с жестокими оккупантами?


 На щит стараются поднять, прежде всего, именно националистов -  коллаборантов, верно служивших немецким оккупационным властям.


Намного меньше вспоминают, кстати,  тех, кто хотел видеть Белоруссию вне СССР, и без Сталина, но при этом не считал гитлеровцев  освободителями и пытался бороться с ними. Во всяком случае, лично у меня сложилось такое впечатление. Почти не слышны в этом ключе разговоры, например, о Винценте Годлевском, священнике, лидере белорусской христианской демократии. Не приемля советскую власть, мечтая о государственной независимости Беларуси, он хоть вначале и принял немецкое вторжение в Белоруссию, но быстро разобрался, какую страшную беду принес на белорусскую землю немецкий фашизм. Основал подполье. За сопротивление угону населения Белоруссии в Германию,  24 января 1942 года был арестован немецкой полицией, вскоре после этого расстрелян в Тростенце.

 

Так сказать, «идейные борцы» за Беларусь


Подвергаться риску попасть в Тростенец или быть расстрелянными немцами в другом месте националисты-коллаборационисты  не хотели. Сидели в разных залах–кабинетах в качестве бургомистров, других теплых креслах позволенного оккупантами так называемого местного самоуправления.  Часть из них прибыла в Белоруссию  с немецким войском, часть из местных пошла на службу к «освободителям»  уже, когда те объявили себя новой для белорусов властью. Захватчиков они вполне устраивали.


Один из прибывших с немецким войском – Радослав Островский стал начальником управы Минского округа (21 декабря 1943 года немецкая оккупационная власть назначила его президентом Белорусской центральной Рады – некоего жалкого подобия белорусского правительства в недрах оккупации, не имевшего политической власти и выполнявшего все распоряжения немецкой администрации). В частности, злободневным вопросом для рады было найти эффективные методы борьбы с партизанами.


До того, как стать ярым приверженцем нацистской Германии,  Островский менял свои политические взгляды, как перчатки. И уездным функционером Временного Правительства был, и активным сторонником БНР, и  сотрудничал с Белорусской коммунистической партией (большевиков), курировал подпольный комсомол в гимназии в Вильно, которой руководил в то время.  В 1926 году вступил в Коммунистическую партию Западной Беларуси. Снова сменил политическую ориентацию и стал активно пропагандировать сотрудничество с польским правительством, чем настроил против себя членов белорусского национального движения в Западной Беларуси. Даже суд общественный те над ним провели. В 1934 году  он стал депутатом Польского Сейма, и вот - новый поворот. Политика нацистской Германии ему по сердцу пришлась, перспективу,  очевидно, в ней большую увидел.


 А, например, Франтишек Кушель  приехал после начала оккупации в Минск  из Белостока. До этого не раз уж менял, кому служить. В составе русской армии в чине штабс-капитана воевал в первой мировой войне. Потом с 1921 года поступил на службу в польскую армию.  В 1939 году он оказался в Старобельском лагере для польских офицеров, сражавшихся с РККА и попавших в плен. Почти все заключенные лагеря были расстреляны («Катынский расстрел»). Кушеля не тронули, перевели в Бутырскую тюрьму. Там его подсаживали, как пишут некоторые источники в СМИ,  как тюремную утку к высокопоставленным польским офицерам. В начале 1941 года был освобожден и уехал в Белоруссию. Когда немцы заняли Минск, приехал в столицу Белоруссии. Был главным  белорусским полицаем. В декабре 1943 года возглавил военный отдел Белорусской центральной рады и был назначен командующим Белорусской краевой обороны, которая активно участвовала в боях с партизанами и карательных операциях.  Кушель  командовал белорусскими войсками в составе войск СС.  Имел звание штандартенфюрера СС. После того, как гитлеровцы и помогавшие им коллаборационисты были выкинуты за пределы Белоруссии советскими войсками, по приказу рейхсфюрера СС Гимлера  Кушель формирует и возглавляет 1-ю белорусскую бригаду СС. Бригада была направлена в Италию, против войск союзников, потом во Франции участвовала в боях против американской дивизии генерала Паттона.


В строгую узду и их


Они и целый ряд других, представляющих верхушку и среднее звено коллаборантов, активно помогали гитлеровцам. И у каждого здесь была своя роль и обязанности.  Кто через печать пропагандировал  новый немецкий порядок,  Гитлера,  настраивал население против евреев, коммунистов, подпольщиков, призывал на них доносить.  Кто составлял списки неблагонадежных, списки на отправку белорусской  молодежи в фактическое рабство в Германию. Кто заправлял в полицейских структурах, обучал полицейские кадры, кто формировал  «добровольческие» военизированные  структуры  для борьбы с партизанами, создавал с благословения оккупантов другие организации – Белорусскую самопомощь – опору оккупационной администрации, Союз белорусской молодежи – аналог « гитлерюгенд». Кто непосредственно  участвовал  в подавлении сопротивления, репрессиях против населения…


 И при этом они преподносили себя идейными борцами за возрождение Беларуси, защитниками народа. О независимом государстве Беларусь  якобы мечтали, которое Гитлер ну непременно позволит им создать. О том, как их немецкие патроны относились к планам этих идейных борцов не то, что иметь независимое государство, а даже иметь хоть малую независимость в политической или общественной  деятельности, говорит, к примеру, тот факт, что  руководитель Белорусской самопомощи Иван Ермаченко был в 1943 года выкинут немцами со своего поста, едва только заикнулся о целесообразности  их меньшего контроля за деятельностью организации.


И разве не знали Островский и его сподвижники, что к началу нападения на СССР, Германия оккупировала уже 12 европейских стран, ликвидировала не только их независимость, но и отняла достоинство. Что нацистский «новый порядок» в оккупированных странах значительно ущемил, а то и вовсе отменил права граждан, ввел жестокие репрессии против патриотов. Что Германия стала осуществлять экономическое ограбление этих стран. Будто и не знали белорусские националисты, что в той же оккупированной Польше значительная часть земель объявлены исконно немецкими землями, где немецким колонистам переданы в собственность торговые и промышленные предприятия, земельные угодья. Что в остальной части Польши, ставшей генерал- губернаторством, свирепствует террор против поляков, уничтожены гражданские права, что при вступлении в должность генерал-губернатор оккупированных польских земель Франк  заявил: «Отныне политическая роль польского народа закончена. Он объявляется рабочей силой и больше ничем».


Так почему  для Белоруссии нацистская Германия вдруг сделала бы исключение?


И  из таких фигур лепят борцов за Беларусь?


Трудно сказать, испытывали ли эти, так называемые идейные коллаборационисты некие шевеления совести, глядя на то, что творится вокруг. Вполне вероятно, что их и вовсе не смущали   бесчинства гитлеровцев:  публичные казни, виселицы на площадях городов, карательные акции против жителей Беларуси, массовое  уничтожение белорусов в концлагерях, расстрелы и сжигание живьем детей, женщин, стариков в весках Белоруссии. Кстати, в последнем случае жертвы - в подавляющем большинстве простые сельские жители   несли в себе подлинные корни белорусского этноса и были носителями белорусского языка, о котором вроде бы так радели коллаборанты-националисты. Но ведь не встали они на защиту, этих сельских жителей,  которым гитлеровцы определили такую страшную участь,  ничего не предприняли, чтобы спасти их от расправы карателей, не воспротивились сожжению вместе с людьми хоть одной из  таких 628   деревень . Да что там воспротивились! Белорусская полиция, главным опекуном которой был назначен Кушель, а возглавлял одно время еще один национальный деятель Соболевский, сама участвовала  акциях  по уничтожению мирного населения. Полицейские нередко грабили, убивали, издевались над людьми и, так сказать, в индивидуальном порядке.


 

Еще были гетто, уничтожение людей только на основе их этнического происхождения,  тотальное истребление еврейского, цыганского народа.


Вот как можно было принять все это им? А ведь считали себя интеллигентами, носителями культуры,  именовали себя лидерами белорусской нации.


А как стенали, заламывали руки эти « борцы за новую Беларусь», когда был убит Вильгельм Кубе! В специальной статье в «Белорусской газете» от 25 сентября 1943 года редактор газеты Владислав Козловский писал: «Сердце сжимает скорбь. Генеральный комиссар Генерального округа “Белорутения” Рейхкомиссариата “Остланд” Вильгельм Кубе был одним из наилучших, наисердечнейших друзей белорусов».  Во как! Какое, однако, нежное сердце было у этого Козловского. Да не стоил Кубе и вся его жизнь даже одной слезинки даже одного ребенка из тех белорусских детей, что горели заживо в сараях, не стоил этот нацистский деятель даже одного предсмертного всхлипа, тех славянских детей, кого обескровливали в донорских лагерях, не стоил он даже одного стона еврейских малышей в машинах-душегубках.


Идеология и методы гитлеровских оккупантов, наверное, по мнению  этих радетелей за белорусскую нацию,  были для белорусов жизнеутверждающими.


Из книги народного писателя Беларуси Янки Брыля (Вячэрняе: Лірычныя запісы і мініятюры. – Мн.: Маст. Літ., 199 -4. – 350 с.) 


Ст. 76. “ Не прыдумаеш нічога такога страшнага, чаго б ужо не было ў жыцці.  Бабуля крыкнула на немцаў-карнікаў  “Без’языкія вы!” І яны  ей выразалі язык, адрэзалі грудзі. Сямідзесяцігадовай жанчыне”.


Ст. 100. “ Веска Вярхі  Ельскага раена.  Лета 1942 года.  Дзяды і бабы вынеслі стол  у канец вескі, з караваем і соллю на рушніку сустрэлі карнікаў,  - каб гэтым, можа, уратаваць сябе і дзяцей. Чалавек каля сотні.  А карнікі  па камандзе обер-лейтэнанта… прыперлі іх паўкругам да сцяны адрыны, дзе іх сустрэлі, і – з адлегласці 3-4 метры! – пакасілі з аўтаматаў і вінтовак”.  

 

Никакого независимого государства верхушка Рейха для белорусов  не планировала.  По Генеральному  плану  «ОСТ», который касался закрепления господства Третьего рейха в Восточной Европе, не предусматривалось сохранение государственности ни одной из наций.  На новых белорусских землях должны были поселиться немцы.  На территории тогдашней Белоруссии  25 процентов белорусов согласно этому плану оставлялась в качестве рабочей силы, 75 процентов «выселялись» за Урал или уничтожались.


По подсчетам доктора исторических наук Эммануила Иоффе жертвами нацистского геноцида мирного населения на белорусской земле в 1941-1944  годах стали 1 миллион 845 тысяч 155 жителей  Беларуси. Из них – 715 тысяч евреев. Примерно 80 процентов из оставшихся составляли белорусы. Это 904 124 человека. Помимо этих жертв геноцида, были еще жертвы – на принудительных работах в Германии погибло 173, 2 тысячи человек.  Плюс погибшие, включая детей, в концентрационных лагерях за пределами СССР.  Более 100 тысяч жителей Беларуси умерло на оккупированной территории от голода, бомбежек, тяжелых условий жизни, непосильного труда.


Известен вывод, который сделал американский юрист Джон Лофтус   после того, как подробно изучил в министерстве юстиции США досье на деятелей Белорусской центральной рады - Р.Островского, Е. Ермаченко, Э. Ясюка и других. «Эти коллаборационисты были весьма лояльны к немецкой политике. И хотя только немногие из них лично убивали, все они несут прямую ответственность  за злодеяния в Белоруссии.  Они были основными организаторами нацистской разведывательной сети, главным орудием угнетения Беларуси. Если бы не было этих несколько сот человек, возможно, и не нашлось бы проводников для мобильных батальонов смерти, не нашлось бы добровольцев, которые помогали уничтожать евреев».


Удрав  за границу вместе с выкинутыми Красной Армией из Беларуси оккупантами, деятели БЦР через какое-то время публично объявили себя «белорусским правительством в изгнании»,  законным представителем белорусского народа.


Надо бы было поначалу  все-таки у белорусского  народа спросить, согласен ли он, чтобы его интересы хоть в какой-то степени представляло подобное «правительство».  Подавляющее большинство народа было во время той жестокой войны по разные стороны с этими деятелями из Белорусской центральной Рады и теми, кому они служили, кого расхваливали. Народы  Белоруссии, России, Украины и других республик СССР  стали в той войне победителями. Победителями стали и  народы стран, входящих в антигитлеровскую коалицию, а также все те люди, кто оказывал сопротивление захватчикам в различных формах в оккупированных странах Европы. Деятели же Белорусской центральной рады оказались  вместе с поверженной нацистской Германией и политическими, военными коллаборантами разных стран в стане побежденных. Риторический вопрос, дал бы «добро» белорусский народ этому «правительству в изгнании»? 


Интересно, как бы отреагировали  в освобожденных от немецкой оккупации европейских странах, коль подобные притязания вдруг высказали их собственные коллаборационисты, которым удалось из этих стран сбежать куда-то там за океан?


Как в европейских странах наказывали коллаборационистов


Как в освобожденных европейских странах поступали с коллаборационистами. Вот только несколько  примеров.


В странах Европы участники Сопротивления в годы войны ненавидели фашизм, рассматривали его  как явление расчеловечивания человека.  Внесудебная расправа с коллаборационистами со стороны населения,  судебное наказание коллаборационистов  были после освобождения  в тех странах  суровыми.  В европейской прессе той поры коллаборантов называли паразитами, бешеными собаками, неполноценными элементами. Журналистов, дикторов, кинематографистов клеймили за распространение нацистской пропаганды.


Во Франции за сотрудничество с гитлеровцами, распространение нацистской пропаганды были расстреляны  диктор Жан Эроль Паки, председатель Государственного комитета французской прессы известный журналист Жан Люшер, писатель и кинокритик Роберт Базилах.


Был приговорен к смертной казни  и расстрелян Пьер Лаваль – ведущая фигура   режима Виши (марионеточного государства на юге Франции). Другая ведущая фигура этого режима Филипп Петен был приговорен к смертной казни, которую потом, из-за уважения к его преклонному возрасту (ему было 89 лет) заменили пожизненным заключением.


Всего во Франции, согласно официальным данным, было вынесено 120 тысяч судебных решений по обвинению в коллаборационизме. Казнили около 1600 человек, приговоренных по суду и примерно 9-10 тысяч подверглись внесудебным расправам и линчеванию. В основном жертвами самосудов становились полицейские и члены гестапо. По ночам  бывших агентов гестапо вешали вниз головой на фонарных столбах. И случаи подобной расправы были многочисленны. На первых  порах после освобождения Франции  эмоции ненависти к гитлеровцам и тем, кто им активно помогал, у части французов были так сильны, что они выливали свой гнев даже на женщин, всего лишь имевших интимную  близость с немцами. Таких женщин подвергали публичному позору.  На улицах и площадях городов их брили наголо, подвергали другим унижениям. Часть этих женщин подвергались арестам.


Каторжные работы за коллаборационизм по суду получили во Франции  13339 человек, тюремное заключение – 24927 человек, лишение гражданских прав – 50223 человека.


В Голландии было арестовано 150 тысяч коллаборантов.  40 из них  было казнено, 140 приговорили к пожизненному заключению. 585 – к заключению на срок свыше 15-ти лет. Всего за пособничество оккупационному режиму особыми судами было осуждено 14562 человека. Народным трибуналом – 49520 человек. Часть из  коллаборантов отделывалась сравнительно легко. Их обязывали купить рекламную площадь в газете и поместить там свое публичное раскаяние.


В Дании, Бельгии тысячи людей, сотрудничавших с оккупантами, были лишены гражданских прав и права работать по профессии. В Бельгии 111 приговоров к смертной казни за коллаборационизм были приведены в исполнение, хотя вынесено было много-много больше. В Бельгии за коллаборационизм были привлечены к судебной  ответственности  четыре с лишним  десятка тысяч человек. 


Чехословацкие  суды вынесли более 713 смертных приговоров за преступления во время войны. 741 человек был приговорен к пожизненному заключению.


В Норвегии были привлечены к ответственности 55 тысяч членов коллаборационистской партии «Национальное единение» и еще около 40 тысяч человек. Были арестованы 18 тысяч коллаборантов. Глава марионеточного правительства Квислинг был казнен в октябре 1945 года. 30 коллаборантов были приговорены к смертной казни, 17 тысяч к тюремному заключению.


А вот всемирно известный норвежский писатель, лауреат нобелевской премии Кнут Гамсун хотя и был отдан за коллаборационизм под суд, но тюремного заключения избежал. Сыграли роль его преклонный возраст и прежние заслуги перед страной. Ему присудили значительный штраф по гражданскому иску.


Лариса Насанович

 


 

Комментарии для сайта Cackle

Статьи

 

Опрос

Как вам учения «Запад-2017»?


 
 
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.  Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52