Игорь Лукашик: Впечатление от круглого стола, посвящённого 100-летию Октябрьской революции


Странное мероприятие. Собирать круглые столы нынче модно. Собираться, обсуждать, записывать всё на камеру. Партийная работа! Политическая деятельность! Только так и можно сказать, что партия действительно существует. То, что весь разговор состоял из переливаний пустого в порожнее – дело десятое и вообще не важно. За круглым столом с десяток руководителей движений, представителей, проверенных бойцов. В зале – полтора десятка сочувствующих из рядов ближних соратников. Мероприятие было закрытым? Тогда зачем камеры? Разговор об октябрьской революции интересен только партийным деятелям? Хм, вероятно да.


Скажу сразу – каюсь, присутствовал только час в середине мероприятия. Мог бы остаться дольше, но необходимо было уехать. Да и к началу я не успел. О чём жалею только из уважения к истине – но искренне сомневаюсь, что дальнейшее присутствие оказалось бы полезно. Что такое левое движение в Беларуси становилось понятно с первого выступления. Собственно, что такое левое движение во всём СНГ можно было сделать вывод там же, чуть экстраполировав ситуацию. 


Итак, левое движение можно условно разделить на три неравные части. Первая – клуб для пожилых людей «а-ля Союз». Собрались старички вспоминать дни молодости. Вроде всегда говорили бороться за дело Революции – они и борются как умеют. Такая очень сентиментальная ностальгия.


Вторые – организованные коммунисты из тех, кто большую часть прожил в СССР, а в старческий маразм ещё не впал. Они как раз приняли правила политической игры, что электорат пенсионеров – тоже электорат, и с сего можно неплохо жить. Такие коммунисты могут быть за существующую власть, могут быть против власти, могут метаться – суть в том, что ничем кроме этикетки они от других партий не отличаются. А весь коммунистический пафос – привычная ширма для зарабатывания денег и поддержания привычного образа жизни.

И третий вариант «левака» - новые революционеры. Как правило, люди молодые. Часто образованные, часто - не очень. Их взгляды ближе не к классическому марксизму, а к неомарксизму 60-70-ых годов с его смещением от экономических требований к экзистенциальным ценностям. Кстати, если вы спросите любого из первых двух групп кто такой Герберт Маркузе или Ги Дибор, вам вряд ли скажут. Просто потому, что у них не закрадывались мысли, что марксистские идеи могут существовать, осмысливаться и реализовываться где-то вне их вожделенного СССР. А вот молодые левые, как правило, эти имена знают и работы их читали. Как раз молодые левые взяли революционный пафос марксизма и применили на современном обществе. Их волнует международный капитал, глобализация, общество потребления и новые способы эксплуатации человека. При всей теоретической подготовке, новые левые – это протестное движение без внятного центра, программы и способов реализовать задуманное.


То есть – не густо. В кулуарах круглого стола я слышал мнение, что современному коммунистическому движению не хватает Ленина – в смысле сильного лидера. Вот только проблема совсем не в отсутствии лидера. И даже не в отсутствии серьёзной материальной поддержки. Всё дело в том, что коммунисты, в буквальном смысле, не понимают, что они хотят построить.


Поясняю. Вот есть у нас либеральный демократ. Он не только верит в свою идею, но имеет перед собой примеры её реализации. По сути, он предлагает обществу готовый и рабочий проект политической системы, успешно существующий во многих странах. Тоже самое может сказать и социал-демократ, и монархист, и сторонник государственного устройства, основанного на религиозных постулатах, и сторонник диктатуры. Практически все могут указать конкретные примеры, когда их идея была конкретной и рабочей моделью. Кроме коммунистов.

Ну не было в истории примеров коммунизма в более-менее больших масштабах. Маленькие сообщества, группы энтузиастов, примитивные племена были, а, вот, государства – нет. Только не надо рассказывать про СССР, Китай, Вьетнам и прочие уганды. Пожалуйста. 


Государственный капитализм – это государственный капитализм, военная диктатура – это военная диктатура. И то, какими идеями это прикрывалось и оправдывалось – не имеет значения. Нет у нас в истории примеров коммунистического государства. Что это значит? Что борец за коммунистические идеалы понятия не имеет, как их реализовывать. Причём тотально.


Когда марксисты начинают говорить о революции, то частью обязательной программы является похвальба о том, как умело большевики смогли захватить и удержать власть. Как организовали народные массы и возглавили революцию. Звучит круто, но совершенно не имеет отношения к делу. Ведь бороться за идею и осуществлять идею – совершенно разные вещи. Пропаганда, политические интриги, захват и удержание власти – это технологии. Отдельные технологии, единые для любой политической идеи и не имеющие к этой идее никакого отношения. Здесь важными являются компетентность политических бойцов и их вера в правильность своего курса.


Большевики, во главе с Лениным, несомненно были достаточно компетентны в том, чтобы захватить и удержать власть. И они смогли это сделать. Были ли они компетентны в построении коммунизма? Нет. Просто нет, потому что основой коммунизма является создание «нового человека». Того самого, кому не нужны будут законы и органы принуждения, кто трудится сознательно и добровольно, кто берёт себе только по потребностям, отдавая обществу свои способности по велению души, а не необходимости. Без этой самой «новой личности» все социальные построения коммунизма – это просто пустой звук.


Старые марксисты очень любят хвастаться, как оперативно новая власть принимала новые законы. О равноправии женщины, о передаче земли крестьянам, о 8-часовом рабочем дне… На тот период это, действительно, были революционные законы. Новые. Полезные. Ориентированные на будущее. Однако… принять закон и реализовать его – это ведь не одно и то же. Потребовалось несколько десятилетий упорной и кропотливой работы, чтобы новые законы превратились в общую практику жизни. Но об этом, почему-то, забывается.


Также забывается и о том, что, в действительности, дали миру коммунистические идеи. А дали они – новые социальные стандарты. Причём именно те базовые, которые и лежали в основе революционных требований. Сокращение рабочего дня, социальные гарантии рабочих, всеобщее образование, эмансипация женщин. Всё нужно, важно, без этого наш мир не стал бы таким, каким он есть сейчас. Но. Это всё уже реализовано. Проблема в том, что коммунизму больше нечего предложить.


Возвращение в СССР? Простите, но мы ведь знаем по классической экономической теории – монополия всегда ставит покупателей в более неприятные условия. Государственный капитализм, контроль СМИ (ага, в эпоху Интернета!), плановое производство… Больше похоже на попытку «впарить» «запорожец» 80-ых годов по цене современного электромобиля. Когда-то коммунизм действительно был ответом на самые актуальные вопросы – неравенства, эксплуатации, войны и мира. Ответы даны. Новых ответов не появилось.


Я сидел в зрительном ряду и смотрел, как люди, которым нечего предложит обществу, рассуждают о захвате власти и изменении строя. И, единственное, что я видел – глухую, невыразимую, юнговскую и адлеровскую тоску по великой стране. По ощущению себя частью огромной империи, наводящей ужас и приводящей в трепет весь мир. За свою значимость, пусть существующую лишь в воображении и восторженных возгласах радиоточек. Это, наверное, самое важное, чего бы они хотели видеть в своём государстве. Но разве годится для этого коммунизм?


Игорь Лукашик

Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Нужно ли Беларуси участие в «Восточном партнерстве»?

 
 
Новогодняя ёлка 2018 зажглась в Минске
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.  Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52