В Минске левые силы провели круглый стол по 100-летию БНР

пресс-служба партии «Справедливый мир» 

В отеле «Минск» состоялся круглый стол «100 лет БНР: в фокусе левых», в котором приняли участие представители Белорусской партии левых «Справедливый мир» и других левых партий и организаций Беларуси.

Об этом сообщает пресс-служба партии «Справедливый мир».

Представители левых рассуждали о том, что о том, что, будучи изначально проектом левых деятелей из Белорусской социалистической громады (в первое правительство БНР члена ЦК БСГ Иосифа Воронко вошли представители БСГ, а также российские социалисты-революционеры и члены еврейских социалистических организаций), БНР имела «туманные» перспективы стать даже первым в истории социалистическим государством; претендовала, во всяком случае, на то, чтобы самые широкие социальные гарантии для подавляющего числа населения сделать правовой нормой. Однако в наши дни всё, связанное с БНР, оказалось окончательно и бесповоротно приватизировано правыми – национал-демократами.

Один из организаторов мероприятия, представитель интернет-проекта Left.BY Александр Опарин заметил, что «День воли» 25 марта и вообще феномен Белорусской Народной Республики, важнейшую роль в образовании которой сыграли левые партии и движения, для современных белорусских левых является одной из причин разногласий: меньшая их часть ориентированы на БНР, большая — всё же на БССР как источник современной белорусской государственности; это сужает возможности для диалога.

Как заявил член партии «Справедливый мир» Павел Каторжевский, БНР являлась «антибелорусским проектом».

«По сути того, что произошло в действительности (вне зависимости от того, что планировалось), БНР оказалась глубоко антинациональным и антибелорусским проектом, дискредитируя саму идею белорусской государственности. Не обладая необходимыми признаками государства: суверенитетом над территорией (оккупированной немцами), конституцией, аппаратом принуждения, монополией на сбор налогов и применение насилия, — она не являлась и независимой в принятии политических решений, что является прямым условием государственности и субъектной вообще. К тому же, БНР не была признана ни одним государством мира и не смогла создать собственную армию», - сказал он.


Политик добавил, что о БНР корректнее вести речь не как об независимом белорусском государстве, а как о одном из органов оккупационной немецкой администрации.

«Один из факторов, поспособствовавших объявлению БНР – Октябрьская революция, которая провозгласила право наций на самоопределение и которую так ненавидят нынешние апологеты "БНР", выставляющие себя сторонниками независимой Беларуси. Ленин был, возможно, первым в истории политиком, который заявил об идее независимой Беларуси в своей статье "Удержат ли большевики государственную власть?", которая была написана в сентябре 1917 года. Но даже если Октябрьская революция и создала предпосылки для появления БНР, а менее чем через год БНР перестала существовать и на её месте появилась БССР, то это может означать лишь то, что БНР изначально была мертворождённым проектом и не соответствовала представлениям белорусского народа о национальном государстве, — категорично заявил Каторжевский.


Он убежден, что «Беларусь получила настоящую независимость только после провозглашения БССР».

«Как вспоминал участник заседания, на котором принималась 3-я Уставная грамота, провозглашавшая независимость Беларуси, Янка Станкевич, некоторые члены Рады БНР не могли скрыть своего волнения, а у председателя — Ивана Середы — дрожали руки… Когда 3-я Уставная грамота была принята, как раз восходило солнце. Кто-то выкрикнул: “Восходит солнце независимой Беларуси!” Но солнце независимой Беларуси ещё долго было скрыто за тучами немецкой оккупации и взошло лишь 1 января 1919 года, когда на освобождённой территории большевиками была провозглашена БССР, которая стала первым национальным белорусским государством, а в октябре 1925 года Рада БНР во главе с премьер-министром Александром Цвикевичем передала свои полномочия правительству БССР, заявив о самороспуске», — завершил Каторжевский.


Однако, с ним не согласился историк, член Белорусской социал-демократической партии (Громада) Анатолий Сидоревич. По его мнению, на момент принятия постановления 15 октября 1925 года Цвикевич был всего только и.о. премьера, который якобы к тому же перед началом конференции сложил с себя должностные полномочия. При этом председатель Рады БНР Пётр Кречевский, а после него и Василь Захарко (председатель Рады в 1928-1943 годах) итогов «капитулянтской» Берлинской конференции не признали.

По поводу международного признания БНР у Сидоревича также оказалось особое мнение: как он заявил, в 1919-1920 годах БНР де-юре или де-факто признали Германия, Латвия, Литва, Эстония, Чехословакия, Болгария, Финляндия, Турция, Украина, где работали белорусские дипломатические и военно-дипломатические миссии, консульства и представительства.

На это Каторжевский парировал, что минский историк Ляховский, коллега Сидоревича, в свою очередь, утверждает, что все эти представительства не имели юридического признания.

По мнению Сидоревича, Белорусская политическая элита, прежде всего, БСГ, не была готова к объявлению независимости.

«Проблема была, например, в том, что в Беларуси не сложилась к тому времени устойчивая партийная система, независимая от российской и выражающая интересы большинства граждан; ряд белорусских политических деятелей (в частности, Антон Луцкевич) считал это необходимым составляющим для построения независимого белорусского государства. Поэтому они продолжали видеть Беларусь частью российского государства в качестве её автономной части, — однако при условии обязательной федерализации и демократизации России», - сказал историк.


Он добавил, что в то время, в БСГ между собой столкнулись реформисты и революционеры.

«Однако среди белорусских левых уже начались трения — прежде всего, между реформистским и революционным течениями в БСГ. Одни социалисты (Александр Червяков, Иосиф Лагун и другие), стоя, в целом, на национальных позициях, разделяли, тем не менее, большевистскую социальную и политическую программу; ещё с осени 1917-го они начали создавать Белорусскую социал-демократическую рабочую партию; постепенно члены этой партии вольются в РКП(б) и в апреле 1918-го начнут создавать белорусские секции РКП(б).  Вторая группа социалистов, также находясь на белорусских национальных позициях, но не разделяя большевистский подход в социальных и политических вопросах, всё же продолжала исповедовать ранний марксистский тезис "сначала социальное, а потом национальное", — как, например, Полута Бодунова. И, наконец, было третье течение, которое, стоя на национальных позициях, признавала познемарксистский подход, предложенный Энгельсом: без национального не может быть социального освобождения; интернационализм возможен между самостоятельными нациями. Это течение представляли Симон Рак-Михайловский -, Аркадий Смолич, Язеп Лесик, Александр Прушинский (Алесь Гарун) и другие. Но всё это были социал-демократы, марксисты», — снова подчеркнул Сидоревич.


Историк также рассказал о деятельности националистов тех времен.

«А что белорусские правые? Они во главе с Романом Скримунтом 25 февраля создали "Минское белорусское представительство" (иначе — "Белорусское народное представительство"). В этом представительстве сплотились и поправевшие члены БСГ (Александр Власов, например), и будущие мученики, и лица не очень симпатичные, как Павел Алексюк или Ромуальд Земкевич. Они были за культуру и самобытность белорусского народа и даже рассуждали о независимости нашей страны. Одно им мешало: в социально радикальной среде их политические и социально-экономические идеи были мало востребованы; тем более, что они выступали против национализации земли и в этом имели расхождения с социалистами», - сказал он.


По словам активиста БСДП (Громада), во времена БНР, борьба за Беларусь ложилась на плечи социалистов.

«К тому же почти все они не были участниками Всебелорусского Съезда, а те, кто был, как, к примеру, Алексюк, не попали в Раду Съезда. Поэтому бремя борьбы за Беларусь ложился на плечи социалистов, на членов Совета Всебелорусского Съезда, её Исполнительного Комитета, который возглавил 22-летний социалист-революционер Томаш Гриб. При этом опыт сожительства с большевиками, разгон Всебелорусского съезда в Минске и Учредительного собрания в Петрограде, большевистские методы управления политической и общественной жизнью и национальная политика (особенно проводимая "окопавшимися" в Смоленске Мясниковым и Кнориным) всё больше отбивали охоту у белорусских социалистов жить в одном государстве с Россией. А ещё было расхождение о роли Советов, для большевиков Советы были органами "диктатуры пролетариата" (а скорее "диктатуры секретариата", как шутили сами партийцы), для социалистических же партий Советы — это органы, в которых избранные народом депутат "советуются"», - заявил историк.


Сидоревич также сообщил немало других интересных фактов. Например, о концепции Беларуси как «края пяти народов» (белорусов, поляков, литовцев, евреев, русских), разрабатываемую в БСГ с начала ХХ века. При этом об объединении с Польшей, о воссоздании Речи Посполитой изначально и речи не велось: например, в преамбуле ко 2-й Уставной грамоте БНР было сказано о 350-ти годах «неволи», в которой находилась Беларусь, начиная с Люблинской унии. То есть отцы-основатели БНР рассматривали пребывание нашего края в составе Речи Посполитой не иначе как период угнетения белорусского народа.

В свою очередь, Юрий Глушаков, выступая в рамках круглого стола, рассказал о роли социалистов-революционеров в национальном и государственном оформлении Беларуси.

«БНР было сложным и противоречивым явлением. При этом представители левого крыла БСГ в лице революционной части её — Белорусская партия социалистов-революционеров (БПС-Р), возглавляемая Полутой Бодуновой и Томашем Грибом, — наиболее последовательно отстаивали независимость страны, опираясь на трудовые слои населения Беларуси; в то время, как консерваторы вроде Скирмунта и умеренные социалисты искали внешней поддержки, безрезультатно заигрывая то с Германской империей, то с Речью Посполитой, вследствие чего потерпели полное фиаско. Знаменитая телеграмма Скирмунта-Алексюка о союзе с Вильгельмом II в 1918 году, как и заключение «Наивысшей Рады» БНР 24 марта 1920 года союза с Польшей противоречило акту независимости Беларуси от 25 марта 1918 года (III-й Уставной грамоте), но об этом предпочитают не говорить "в национально-романтической школе" историографии. БПС-Р и Народная Рада БНР осудили эту соглашательскую политику», — сказал он.


Докладчик также упомянул, что по влиянию своему и по численности БПС-Р долгое время в разы превосходила КП(б)Б, и расходилась с ней в программных позициях (выступая, в частности, за раздачу конфискованных помещичьих земель крестьянам, а не за объединение их в коллективных хозяйствах).

Глушаков вспомнил и про фигуру Евсея Канчера, который входил в руководство Белорусского областного комитета (БОК), вместе с другими организациями готовившим 1-й Всебелорусский съезд в Минске в декабре 1917 года. Именно Канчеру, отбывавшему ссылку на Кавказе и хорошо знавшему Сталина, удалось заручиться поддержкой Сталина и Ленина в проведении съезда. Тот же Канчер якобы выступил на съезде в Минске за провозглашение Белорусской советской республики (в то время как другие участники съезда призывали к федеративной связи автономной Беларуси с Россией), а сразу же после разгона съезда выехал в Петроград — «жаловаться» Сталину и Ленину на минских большевиков во главе с Мясниковым. Но Канчеру и БОК лишь пообещали вернуться к теме Белорусской советской республики в будущем.

«В итоге, большевики Западного фронта разогнали съезд белорусских социалистов и белорусских же большевиков, — несмотря на то, что тот проводился при согласии и финансировании руководства РКП(б). Результатом этих ничем не оправданных действий стало неожиданное объединение "левых" и "правых" на уже нелегальных заседаниях Рады Всебелорусского съезда (будущей Рады БНР) и объявление БНР», - резюмировал он.


Выступавший следом член Белорусской партии «Зеленые» Максим Латур заявил, что «Миф БНР напрямую связан с белорусским национализмом».

«Миф о БНР» напрямую связан с белорусским национализмом. Нации при этом, в том числе белорусская, сейчас могут рассматриваться только как "воображаемые сообщества", завязанные на самоидентификацию субъектов, их составляющих. На территории РБ можно выделить сразу несколько типов национализмов – про-властный белорусский национализм, контр-властный белорусский национализм, российский национализм и «евразийский» национализм (микс про-властного и российского национализмов). В то же время следует учитывать, что с 1995 года в Беларуси сформировалась система власти, основными чертами которой являются суверенность, автономность (отдельные ветви власти могут действовать независимо от центра, — на основании того, как они представляют себе "генеральную линию") и стремление к упорядочиванию. В этом смысле стоит рассматривать празднование 100-летия БНР и все действия властей по этому поводу (вплоть до разрешения различного рода культурно-массовых мероприятий в честь 100-летия) как проходящие в рамках ассимиляции контр-властного национализма и упорядочивания в рамках властного дискурса. Эта ассимиляция необходима власти в связи с формированием "поколения Лукашенко" (людей, которые выросли при нём), которое постоянно привносит новые формы социального взаимодействия, с которыми, с одной стороны, нельзя не считаться, а с другой, они могут использоваться самой властью для внеполитического структурирования социального поля», - сказал он.


Говоря о левых и БНР, журналист-международник, Белорусской партии «Зеленые» Олег Новиков привел в пример Польшу и Украину.

«Говоря о левых и о БНР, имеет смысл вспомнить опыт соседей (Украина и Польша), где социалисты также стояли у истоков возрождения государственности сто лет назад. Однако сегодня про левое реноме Юзефа Пилсудского или Михаила Грушевского, их социальный идеал, практически не говорят. Более того, всё "левое" подлежит изъятию из символического пространства. В этом плане белорусским левым вряд ли надо идти путём украинских или польских коллег, — в нашем случае, скрупулёзно доказывая левую природу той же БНР. Кроме того, у нас нет необходимого инструментария, которым располагают правые», - заявил он.


Новиков добавил, что перспективнее взять наработки каталонских левых из школы «Новая история», которые радикально «переписали» историю. Согласно их теориям, Сервантес и Колумб были каталонцами со всеми вытекающим отсюда последствиями. Такая тактика только на первый взгляд представляется вульгарной. В современных условиях, когда идентичность навязывается примитивными механизмами в «сети», описанный подход к истории способен привлечь массового потребителя.

«Соответственно наша задача - распространять и популяризировать "миф о БНР" через разного рода сенсации прогрессивного толка. Например, можно говорить о том, что за БНР стояли феминистки или инопланетяне с планеты, где победил коммунизм. Главное научиться использовать популярный тренд, а не уходить в маргиналии или сектантство», - резюмировал докладчик.


4133 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
Статистика заболевших в Беларуси
на 22.09.2020
Зараженных 76104
Скончавшиеся 791
Выздоровевших 73386
 

Опрос

Какова дальнейшая судьба Координационного совета после задержаний и высылки членов президиума?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - [email protected] / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461