Скачать приложение Политринг

Юрий Глушаков: Анархисты в Беларуси


В последнее время СМИ все чаще сообщают об участии активистов анархистского движения в различных акциях, о задержаниях и судах над ними. Что представляет из себя современный анархизм в нашей стране?

 

Беларусь – родина безвластия?


Первая анархистская группа в Российской империи возникла в городе Белосток Гродненской губернии. Произошло это 115 лет назад, весной 1903 года. Правда, сегодня некоторые исследователи говорят о первом появлении  кружков любителей безвластия в украинских местечках или в Кишиневе, но убедительных доказательств этому нет. Большинство первых анархистов Беларуси были выходцами из социалистических партий – Бунда, РСДРП, эсеров, недовольных слишком умеренной позицией и «генеральством» своих партийных комитетов. Анархисты требовали уничтожение любого государства – считая не только монархию, но и парламентскую республику орудием классового угнетения, привилегий и неравенства. Слово «демократия» было для анархистов едва ли не ругательным. Ведь оно все равно означало «кратию» - то есть власть. Причем – власть буржуазии, не менее ненавистной бунтарям, чем чиновники. Столь же радикально «апостолы под Черным знаменем» подходили и к социально-экономическим вопросам – они выступали за немедленную отмену денег и частной собственности, и замену рынка прямым распределением продуктов между общинами-коммунами. То есть, в то время как поклонники Маркса из РСДРП, включая большевиков, проповедывали только ограниченную программу-минимум и 8-часовой рабочий день у капиталистов, анархисты настаивали на немедленном переходе к коммунизму. Собственно говоря, именно последователи Бакунина и Кропоткина у нас впервые приняли это имя, называя себя анархистами-коммунистами. Анархокоммунистическое направление доминировало среди безвластного движения  Беларуси.


Под стать идеям была и решительная тактика анархистов – индивидуальный террор и экспроприации. Кстати говоря, благодаря запугиванию хозяев – так называемому «экономическому террору», анархисты-коммунисты выигрывали большинство стачек. Это создало вокруг них ореол настоящих «защитников рабочего класса». И рабочие Белостока массово присоединялись к анархисткой федерации. Однако дальше локальных экономических побед анархистам продвинуться не удалось. А их вооруженное противостояние с полицейским аппаратом стало обескровливающим  разменом – взамен жизней городовых лучшие, идейные силы анархизма погибали в перестрелках либо на виселице. Убыль же зачастую восполнялась полукриминальными элементами, использовавшими грозное тогда имя анархизма при экспроприациях и вымогательствах уже в личных целях. После поражения революции 1905 года анархизм в Беларуси был сведен почти на нет - репрессиями царских судов и полиции, и собственным внутренним разложением.


Реальные коммунисты 


Февральская революция 1917 года привела к мощному возрождению различных течений общественной мысли, из глубокого подполья вышли и безвластники. Сегодня в анархисткой среде определенными кругами насаждаются мифы об анархистах как чуть ли не эдаких «радикальных либералах». В отношении некоторых современных представителей либертарного движения такая характеристика будет справедливой. Но исторически анархизм был совсем другим – непримиримо-классовым и антибуржуазным.  Именно анархисты-коммунисты первыми выступили против Временного правительства - уже весной 1917 года, в то время как большевики еще занимали позицию его условной поддержки. Анархисты были весьма популярны в народных низах благодаря своим антивоенным протестным выступлениям и «антибуржуазным» требованиям немедленного захвата рабочими фабрик и заводов, а крестьянами – земли.  Знаменитые «Апрельские тезисы» Владимира Ульянова-Ленина стали во многом ответом на эти радикальные настроения масс, в Петрограде во многом подогреваемые анархистами-коммунистами. Кстати, лидеры анархистского движения в Петрограде и Кронштадте в 1917 году были уроженцы либо участники анархистского движения в Беларуси - Иосиф Блейхман-Солнцев, Константин Акашев, Ефим Ярчук, и другие. Анархисты, наряду с большевиками и левыми эсерами, стали ведущей силой Октябрьской революции. В скором времени партия Ленина даже перенимает фактически от кропоткинцев имя «коммунистической». Но что бы  отличаться от анархистов-коммунистов и эсеров-коммунистов, подчеркивает в своем названии – «коммунистов-большевиков».


Если в Центральной части  России этот союз уже вскоре был разорван, то в оккупированной немцами Беларуси единый фронт всех советских партий, действовавших в подполье, сохранялся до начала 1919 года. Но затем репрессиями - с одной стороны, привлечением лояльных анархистов-коммунистов в ряды коммунистической партии - с другой, большевикам удалось ограничить влияние анархистского движения. Но до начала 1920-х годов легальные и полулегальные кружки анархистов еще продолжали действовать в Беларуси. Однако в скором времени Советы из органов народного самоуправления, о котором мечтали сторонники Петра Кропоткина, были окончательно превращены партийной бюрократией в свои вспомогательные органы. Анархисты же пополнили ссылки и политизоляторы.


Анархия нашего времени


Возрождение анархизма происходит уже в годы перестройки. Правда, в 60-70-е в Минске, Гомеле и других городах существовали «хиппи», которых с определенной натяжкой можно отнести к анархиствующей субкультуре.  Однако никаких организаций при этом, разумеется, не существовало.


Осенью 1990-го года по инициативе автора этих строк в Гомеле была образована первая анархистская группа в Беларуси. Первоначально она, в подражание белостокским анархистам начала века, приняла имя «Борьба». А затем присоединилась к Конфедерации анархистов-синдикалистов (КАС) СССР, которую в то время широко пиарили в программе «Взгляд», газете «Аргументы и факты» и так далее. 

Любопытно, что штаб-квартира КАС в Москве располагалась в здании Комитета молодежных организаций (КМО) СССР. И когда вахтер бы не в настроении, в КМО приходилось лазить через окно в туалете. Впоследствии лидер тогдашней КАС Андрей Исаев, бывший учитель истории в московской школе, стал одним из первых лиц в думской фракции «Единой России».


Весной 1991 года гомельские анархисты приняли участие в общегородской стачке, содействовав присоединению к ней рабочих фабрики «Полеспечать».  


Летом 1992 года по инициативе Олега Новикова (он же – Лелик Ушкин) на съезде в Минске активисты Минска, Гомеля и Светлогорска объединились в Федерацию анархистов Беларуси (ФАБ). История ФАБ заслуживает отдельного изложения. Скажем только, что современная генерация анархистов уже не очень похожа даже на своих предшественников 90-х годов.


В числе прочих отличий – изрядная степень закрытости. Впрочем, «шифроваться» им приходится по ряду как субъективных, так и объективных причин. В 2010 году ряд анархистов был арестован и осужден за нападения с применением коктейлей Молотова. И с тех пор либертарии находятся под особым контролем силовых структур.  Насколько можно судить по активности в соцсетях, в РБ сейчас существуют такие анархистские группы, как «Революционное действие» (РД) и «Прамень», ранее действовала еще группа «Пошуг». Их интернет-контент официально внесен в перечень запрещенных экстремистских материалов. Между самими группами шла ожесточенная внутренняя полемика. При этом «Революционное действие» ближе к традиционному социальному анархизму. «Пошуг» позиционировал себя как «этно-анархисты».  


Еще одно отличие современного либертарного движения в Беларуси от его далеких и недавних предшественников – определенная инфильтрация в его среду националистических идей. В прошлом анархисты являлись наиболее воинствующими интернационалистами. Не признавая государств и границ, они также естественно не признавали и идей этнического превосходства или национальной розни. Например, легендарный батька Нестор Махно был непримиримым противником любого национализма, и последовательно воевал как с белыми сторонниками «единой и неделимой России», так и  с украинскими шовинистами (и непоследовательно – с «красными»).  Впрочем, на таких позициях стоят и сегодня почти все анархисты в мире. Но вот в Беларуси и Украине в последнее время стали говорить о таком гибридном явлении, как «анархо-национализм». Впрочем, его придерживаются далеко не все белорусские анархисты. Как и многое другое, «национал-анархизм», видимо, стоит отнести к разряду постсоветского постмодерна.


Также для современного анархизма, и это уже глобальная тенденция, характерно определенное ослабление связей с борьбой рабочих и профсоюзным движением. Не смотря на то, что в прошлом анархо-синдикалисты объединяли под своими красно-черными знаменами миллионы трудящихся. Но сегодня былая «классовая составляющая» изрядно замещается гендерной, экологической и разной леволиберальной повесткой.


Но несмотря на весь привнесенный «геополитический» дискурс или крайнюю «политкорректность», антикапиталистические и антиэтатистские акценты еще четко звучат у РД и «Праменя». Белорусские анархисты приняли активное участие в массовых акциях протеста против Декрета № 3 («Налог на безработных») зимой-весной 2011 года. В Бресте анархисты с черными знаменами и своими лозунгами и речевками возглавили шествие по городу – после того, как это не решилась сделать местная организация ОГП. В Минске во время разрешенной властями демонстрации 15 марта анархисты сформировали «черный блок» в количестве 50-100 человек. 


По заимствованной у западных антиглобалистов моде, его участники были в черных масках и одежде. Но в наших условиях такая экипировка только привлекает внимание милиции и провоцирует задержания. Ряд анархистов был арестован. Один из участников акции, Святослав Баранович за оказание сопротивления сотрудникам в штатском  впоследствии был осужден на 3 года лишения свободы.  Белорусские правозащитники отказались признать его политзаключенным. 1 мая 2018 года анархисты развернули свои лозунги и зажгли фаер во время санкционированной акции независимых профсоюзов и партии «Справедливый мир», что вызвало неоднозначную реакцию у ее организаторов. Активисты Оргкомитета Белорусского социального движения «Вместе» («Разам») и часть участников проявили интерес к акции либертариев.  


В последнее время такие анархисты как Николай Дедок, Вячеслав Косинеров, Дмитрий Полиенко, и другие, часто попадают в поле зрения СМИ в связи с задержаниями и штрафами. В отношении Косинерова ранее было возбуждено дело за «оскорбление» памятника минскому городовому.  4 марта Николай Дедок был оштрафован на 25 базовых за участие в несанкционированном пикете. Сразу после выхода из суда  анархист был задержан и 2 суток провел в центре временного содержания на Окрестина. После чего вновь был оштрафован за пост в интернете. Ранее Николай Дедок провел около 5 лет  в заключении по «делу анархистов» - по статьям «хулиганство» и «нарушение режима отбывания наказания».   


Недавно во Львове у здания почетного консульства РБ украинские анархисты из организации «Черный стяг» провели акцию солидарности с белорусскими либетариями, о чем сообщал «Политринг».


Кроме этого, в Беларуси до последнего времени действовали «Анархический Черный Крест» (АЧК),  библиотека «Вольная думка», и такие социальные инициативы как «Фри маркет» и «Фуд нот бомбс» (ФНБ). АЧК занимается помощью арестованным анархистам и другим политзаключенным во всем мире. «Фри маркет» - сеть прямого обмена товарами без извлечения коммерческой прибыли. «Фуд нот бомбс» («Еда вместо бомб») – акция по бесплатной раздаче бездомным и всем нуждающимся продуктов питания.


Сегодня роль государства в обществе меняется. С одной стороны, возможность дистанционной работы расширяете ряды тех, кого раньше называли «лица свободных профессий», а теперь – «креативным классом». Их не устраивает уже ни старый вариант капитализма, ни – социализма. Личная свобода как от государственной бюрократии, так и от частного босса для них – не пустой звук. Одновременно развитие информационных технологий действительно позволяет внедрять уже здесь и сейчас «прямую демократию». Но они же делают возможным и установление самого изощренного, цифрового контроля над обществом.   


При этом  националистическая риторика все чаще становиться орудием глобальной манипуляции сознанием больших масс населения. Анархисты мира всегда были самыми искренними сторонниками равного союза всех народов. Останутся ли они в нашем регионе верными интернациональному содружеству? Покажет время.                 

2492 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Следует ли в Беларуси запрещать символику украинских националистов?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461

X
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!