Юрий Глушаков: Как защитить наших женщин и детей от насилия?


Недавно в СМИ появилась информация: белорусским МВД разработан новый законопроект, который должен обеспечить безопасность проживания в семьях. Закон будет основан на рекомендациях Стамбульской конвенции Совета Европы 2011 года.

 

Семья как взаимное порабощение?


Закон еще не имеет официального названия. По крайней мере, оно пока не озвучивается. Но условно его можно назвать и  «Законом о принуждении к политкорректности». А если говорить без всякой политкорректности, то, по сути, он должен оберегать жен и детей от побоев и изнасилований стороны их мужей и отцов. То, что закон будет направлен фактически на «защиту от мужчин», признают и сами его разработчики.


«Западные, либеральные штучки» - скажут одни. «Знаем мы, к чему эта ювенальная юстиция приводит. Сколько уже семей подвели под СОП (социально опасное положение – Ю.Г.), а потом детей позабирали».  Другие вполне одобряют это прогрессивное нововведение от белорусской милиции. Поскольку оно полностью соответствует стандартам западноевропейской практики.


Попробуем разобраться в проблеме. А она – есть. Но возникла далеко не сейчас. Насилие в семьях появилось не сегодня, а наверное, с момента зарождения этой «ячейки» общества. Как и государство, такой в принципе принудительный институт, как семья, появился для того, что бы избежать еще большего насилия. Государственная власть с ее судом и армией вроде как страховала от хаоса «войны всех против всех». Семья же должна была предотвращать перманентные конфликты  из-за женщин. Ведь стычек из-за прекрасной половины, вопреки всем домыслам теоретиков «свободной любви», не удавалось избегать и в период самого «распущенного» промискуитета. Особенно же упорядочение личной жизни стало актуальным с появлением частной собственности, ставшей главным основанием «ячейки общества».


За добрачные отношения в традиционном обществе ничего хорошего не ожидало обеих согрешивших. Развод также был возможен только в случае бездетности. Связанная принудительными нормами снаружи, долгое время подчинявшаяся власти главы «большого» рода, семья и внутри строилась на безусловной власти мужа и отца. Тем более что основные функции по добыче средств к существованию и защите женщин и детей также возлагались на него. Или общину, состоящую из глав семейств. Времена менялись, но патриархальные устои были одной из самых устойчивых и неизменных форм архаичного прошлого.


Ювенальная юстиция царя Гороха 


После революции 1917 года права женщин и детей были подняты на новый уровень. Что касается семейной жизни, то официально было объявлено равенство мужчин и женщин. Жены получили право свободного развода, декретный отпуск, государственные детские сады и ясли, право на аборт, равенство прав при получении образования и работы, и многое другое. Забота и защита детей была провозглашена совместным делом и родителей, и общества, и государства. Однако внутри семей патриархальный уклад  менялся не так быстро. Автору доводилось работать в архивах с документами фонда гомельской прокуратуры 20-х годов. Кулачная расправа мужей с женами была совсем не редкостью. В одном из сел  пьяный муж, случайно или намеренно, выстрелил из нагана в свою молодую жену. Даже умирая, молодая женщина просила его ни в чем не обвинять. И  все ему простила.


В период «советской демократии» 20-х-начала 30-х годов женские секции и женотделы сбивались с ног, предлагая «трудящимся женщинам» добиваться на деле равенства со своими мужьями и братьями. Инерция косного домостроя была весьма сильна, но постепенно дело сдвигалось. Главное же, что меняло ситуацию – так это участие женщин в производстве наравне с мужчинами и их выход на руководящие должности. Ломка пережитков патриархального сознания  хорошо показана в фильме «Москва слезам не верит», когда слесарь «золотые руки» Гоша уходит в запой, узнав, что его избранница – директор завода.


Конечно, и в 70-80-е годы случаи семейного рукоприкладства имели место. Но в основном – уже по пьяной лавочке или в пылу семейных скандалов. Кулачное право как обычный способ управления патриархальной семьей кануло в лету вместе с крестьянским хозяйством и деревянной сохой.


Детям школьного возраста доставалось дольше. Наверное, я не сильно ошибусь, если предположу, что минимум половина советских школьников была знакома с родительским ремнем. Постановка ребенка в угол или таскание за уши считалось еще легкой формой наказания. А  бабушки и дедушки при этом вспоминали: «А вот при царе нас вообще на колени на горох ставили».


От этого уже в раннем детстве мне казалось, что жизнь при Царе Горохе была далеко не сахар…


Европейские правила для «кухонного бокса»


Сегодня такие «педагогические» приемы считались бы, как минимум, истязаниями в легкой форме. И вполне справедливо. А как обстоит дело с реальными домашними издевательствами в наше время?


Обосновывая принятие нового законодательства, представители МВД ссылаются на данные по росту этого явления. Правда, приводимые ими сведения выглядят весьма противоречиво. Так, при опросе в 2012 году только каждая десятая женщина сообщила, что она подвергалась в семье насильственным действиям. А вот в 2014-м - уже каждая. За два года произошел такой колоссальный взрыв семейного насилия? За счет чего?  Авторы законопроекта объясняют разницу более детализированными вопросами при последнем соцопросе.  Но следует учитывать, что только лишь одно изменение методики социологического опроса, использование различных формулировок вопросов может серьезнейшим образом повлиять на корректность результатов.


Что до личных наблюдений автора, то, на мой взгляд, особого роста семейного насилия у нас сейчас не наблюдается. Причин для этого много. Кажется, по данным той же милиции, количество насильственных преступлений у нас от года к году вообще сокращается? Ведь в Беларуси сейчас с этим строго. Если в советское время за драку и злостное хулиганство давали совсем незначительное наказание, то сроки за эдакие деяния сейчас увеличили и сажают вполне конкретно. Или вкатывают такие штрафы, что надолго отбивают всякую охоту «хулиганить». И среди  граждан РБ давно насаждается практика «западного» законопослушания, когда подать заявление в органы – по делу, а то и просто «застучать» кого то,  больше не считается «западло». Как в старые советские времена с их архаичными представлениями о моральном кодексе. На этом общем фоне и так называемые «кухонные боксеры», к счастью, вынуждены успокоиться.


Тем не менее, рецидивы случаются. Особенно пугает тенденция к росту жестоких убийств, когда мужья расправляются с женами, парни – с девушками. Наподобие той, что произошла недавно в Подмосковье, когда муж отрубил собравшейся уйти от него женщине. Или история с отморозком, убившим в Мозыре своих детей «назло» жене.   Проблема есть, и ее надо решать. А с чем еще невозможно не согласиться, так это с защитой детей от педофилии. Количество преступлений в отношении «половой неприкосновенности и свободы подростков», как сообщают в управлении информации и общественных связей МВД РБ, за последние 5 лет выросло в  15 раз! Думаю, что эти цифры мало что реальные, так еще, скорее всего – и неполные. Ведь не каждая малолетняя жертва насильника или растлителя обращается за помощью.  Растление наших детей - это  колоссальная опасность! И с ней надо срочно бороться. Как? Об этом – чуть позже.


А для начала  отделим педофилов от родителей, не дающих детям достаточного количества карманных денег. Да-да, согласно новому законопроекту, подобного рода родительская прижимистость может тоже обернуться для них негативными последствиями. Отныне это будет расцениваться как «экономическое насилие» со всеми вытекающими. Теоретически, равным образом неприятности могут последовать и для мужа, отказавшегося покупать жене новую шубу. В «экономические насильники» зачислят и того, кто попытается полностью контролировать расходы своей супруги или своего супруга. Весело?


Следующая норма  - сексуальные домогательства. Все наслышаны про скандалы, которые ныне сотрясают Голливуд по этому поводу. На самом деле, нет ничего хорошего в принуждении или навязчивом предложении девушкам и женщинам  интима. Особенно, если это делает босс своим  подчиненным. Да еще – и почти полностью бесправным.  Но сколько на этой почве уже появилось фальсифицированных обвинений и несправедливых приговоров! Ныне во многих странах ЕС обвинения в домогательствах могут в этом смысле конкурировать с 58-й  «контрреволюционной» статьей 37-го года в СССР.  Там  статьи по сексуальным преступлениям давно используются для репрессий и одновременно – дискредитации политически неугодных. Например, в изнасиловании был обвинен создатель сайта WikiLeaks  Джулиан Ассанж.


Кстати говоря, Стамбульская конвенция Совета Европы к сексуальным домогательствам относит не только шлепки и похлопывания (хлопнул коллегу по плечу – будь готов!), но и сообщение «пошлых историй». Так что любители рассказывать скабрезные анекдоты на работе должны теперь будут сидеть с постными лицами. Интересно, а никто до сих пор не подал иск на немецкое, скажем, телевидение -  с его весьма специфическим юмором? Или хотя бы на «Камеди клаб»? За серийные домогательства к телезрителям? Или «массовое изнасилование мозга»?


Отдельная тема – все тоже подведение семей на основе усиления этих статей под СОП с последующим изъятием детей. И их помещением в детские дома семейного типа. Практика, также импортированная к нам в последнее время, но «прекрасно» прижившаяся на нашей почве с ее различными доморощенными «бизнес-схемами». А сколько за этим может стоять разбитых на ровном месте семей и исковерканных детских судеб?


Опыт того же Запада показывает, что ко всем этим достаточно размытым статьям надо относиться крайне осторожно. Что бы хуже не было. А то, как во Франции, наши молодые люди и вовсе перестанут заключать официальные браки, что бы не нарваться потом на серьезные неприятности. А институт семьи у нас и так  в последнее время чувствует себя не очень хорошо. 


Или вот еще – многие опрошенные по этому поводу сограждане задают вопрос: «А что – разве действующего законодательства уже не хватает? Разве сегодня наши законы разрешают бить жен и детей? Может быть, надо просто сделать так, что бы они заработали?». Последний раз соответствующие поправки в законодательство, установившие такое понятие, как «насилие в семье» и ответственность за него, вносились в 2014 году.  


Миром против насилия 


Так что же делать? Оставить все как есть? Пусть расцветает «сто цветов»? В данном случае – и такого порока, как педофилия? Кстати, как говорят в самой милиции, ужесточение норм в отношении педофилии тормозят некие влиятельные силы.


С педофилами надо бороться всеми возможными мерами. Ужесточение наказания за кибергруминг, то есть, знакомство с несовершеннолетними в Интернете с целью совращения -  необходимо. Но вряд ли только оно здесь поможет.  Корни проблемы -  значительно глубже. Они – в обшей нездоровой эротизации общества. Сегодня у нас поощрение любой формы сексуальности, в том числе и ранее запретной, объявляется «прогрессом» и «свободой». На деле это – ложная свобода, ведущая к реальному порабощению человеческой сущности. Которая подменяется, в конечном итоге, деморализацией, дегуманизацией иизощренной манипуляцией. Еще важно подчеркнуть, что крайняя эротизация становится сегодня едва ли не главным движителем рекламы. Достаточно посмотреть на картинки на рекламе и упаковке некоторой детской одежды, на иные «детские» клипы на топовых каналах, чтобы понять – проблема лежит значительно глубже.


Равным образом и проблема жестоких убийств на семейной или личной почве тоже, по сути, порождена схожими деформациями личности – крайним эгоцентризмом, столь культивируемым в наше время, эгоистическим же «правом» на распоряжение чужой жизнью и свободой, как частной собственностью. Да еще стоит прибавить сюда и психологию «общества зрелищ», с ее кровавыми «ужастиками», а теперь еще и хайпом в соцсетях.


Или вопрос с домогательствами, в том числе – и на рабочем месте. Он тесно связан с тем режимом бесправия и беззащитности, которые очень часто пытаются установить у нас социально безответственные работодатели. От ничем не ограниченной эксплуатации женщины на ее рабочем месте до принуждения к оказанию «сексуальных услуг» - зачастую всего один шаг.


Но самое главное - без общего нравственного оздоровления нашего общества, без отхода от культа наживы, потребления и удовольствия любой ценой в пользу наших  исконных ценностей любви, нравственного здоровья и социальной  справедливости, нам ее не решить.

Равным образом никакое ужесточение наказания или фактическое приглашение жен «сдавать» и сажать своих мужей не сделают отношения в семьях более гуманными. А вот массовое внедрение общественных программ по коррекции семейной жизни, повсеместное открытие бесплатных центров и консультаций для молодых супругов может способствовать решению проблемы. УК и суд не принесут любовь и гармонию в семьи, сделать это могут только сами люди. В соответствующих социальных условиях.   


Юрий Глушаков              

                             


Комментарии для сайта Cackle
 

Опрос

Можно ли строить возле Куропат что-либо?

 
 
Министр Заяц обвинил Россельхознадзор в предвзятом отношении

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461