Николай Петрушенко: Герр (Herr) Рымашевский - клерикальный националист, которого ничему не учит история


С экрана телеканала «Белсат» в свет вышло откровение Виталия Рымашевского о необходимости  получения автокефалии Белорусской Православной Церковью. Напомню: автокефалия— статус поместной церкви, предполагающий её административную независимость и право избирать своих епископов.

И в этой связи возникает вопрос: почему человек, претендующий на звание политика, забывает о том, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят. У господина Виталия Рымашевского имеется «монастырь» под названием БХД - незарегистрированная правоцентристская белорусская политическая партия, несколько лет находящаяся в процессе регистрации. БХД, как неоднократно заявляли инициаторы создания этой политической тусовки, придерживается христианско-демократической ориентации, выступает за возвращение национальной символики (бело-красно-белого флага, герба Погоня) и статус единственного государственного белорусского языка. БХД самым тесным образом идейно сотрудничает с Белорусской автокефальной православной церковью, которая с 1944 года находится в эмиграции. Среди аналогичных «монастырей», имеющих собственные уставы, можно назвать действующие на территории Беларуси организации католиков, протестантов, есть и униатские церкви. Но душа Виталия Рымашевского с текстом автокефального устава рвётся в  «монастырь» православной церкви Московского патриархата. Дело не новое. Такое не раз бывало в истории.

О каких уроках истории забывает герр Рымашевский?

Напомню общеизвестные истины: во время наполеоновских войн  архиепископ Могилёвский Варлаам (Шишацкий) присягнул Наполеону. Но бог, как известно, всегда на стороне тех, «у кого больше баталионов».  По итогам  демократического голосования на полях той далёкой войны история распорядилась так, что раскольник был лишён сана и сослан в Новгород-Северский монастырь. Спустя сто лет после описываемых событий попытки провозглашение автономии Белорусской церкви были предприняты в 1923 году, когда в Минске состоялся собор мирян и духовенства под руководством епископа Мелхиседека (Паевского), на котором он был провозглашен митрополитом. Попытка создать автономную Белорусскую церковь, независимую в управлении от Московского патриархата, естественно, не получила одобрения Русской православной церкви и товарища Сталина. В итоге  с автокефалией временно и, подчеркнём, своевременно было покончено к 1938 году. В Европе в то время спешно готовилась, по другим версиям уже полыхала Вторая  мировая война. Высшее руководство СССР приняло единственно правильное в той политической ситуации решение - раскольники были разгромлены, а некоторые и репрессированы вплоть до применения высшей меры социальной защиты.

После оккупации значительной части территории СССР гитлеровской Германией, на стороне которой выступили практически все страны Европы, у нацистов была возможность сформировать из подвластного почти 500–миллионного населения Европы много – много батальонов, полков и дивизий… В 1942 году, когда под Москвой был развеян миф о непобедимости вермахта, оккупационная администрация и коллаборационистские формирования с подачи из Берлина стали оказывать давление на епископат Белорусской митрополии Русской православной церкви во главе с митрополитом Пантелеимоном, требуя провозгласить автокефалию и провести белорусизацию церкви. В своей сути планируемые тогда мероприятия удивительным образом совпадают с современной программой БХД, выдвигаемой и пропагандируемой герром Рымашевским: уволить русских священников, вести проповедь на белорусском языке… В политологии это явление известно как клерикальный национализм.

Архиерейский собор в лице митрополита Пантелеимона и епископа Венедикта под давлением нацистов и их пособников постановил принять условия немцев. Надо отдать должное: несмотря на тяжёлые условия оккупации, тогдашняя верхушка православной белорусской церкви нашла в себе смелость, мужество и проявили осторожность, отложив провозглашение автокефалии… до её признания Московским патриархатом. С точки зрения исследования эффективности пропаганды мы можем отметить: тут нацисты переусердствовали. Убеждая, что разгром под Москвой танковых соединений вермахта дело поправимое, они убедили предателей белорусского народа, что не всё потеряно и летом немцы покончат  с Красной Армией. Фактически это означало, что планы Берлина и попытка сплочения белорусского народа вокруг нацистов и отрыва верующих от Московской патриархии были сорваны не только идейным оружием, но и тяжёлым вооружением. Полагаю, что достаточно будет вспомнить танковую колону «Дмитрий Донской» и авиаэскадрилью «Михаил Архангел», построенную на средства православной церкви. Увы. Герр Рымашевский, рвущийся с новым уставом в православный монастырь, на эти «грабли» рискует наступить повторно (вместе со своими покровителями на Западе и малочисленной паствой в виде оргкомитета БХД).

В 1942 году отказ собора от немедленного провозглашения автокефалии завершился естественным для военного времени оккупационного режима образом - Генеральный комиссариат Белоруссии отстранил митрополита Пантелеймона от церковной власти и сослал его в монастырь.  Немецкие власти и их приспешники из числа коллаборационистов  заставили провести новый Всебелорусский церковный собор. Но и здесь нацистов и их пособников ждал облом: в принятом решении появилась новая уловка. Каноническое объявление автокефалии было обусловлено грядущим признанием её всеми автокефальными церквами.

В 1944 году, за неделю до освобождения столицы БССР в ходе стратегической операции «Багратион» Красной Армии сторонники автокефалии белорусской православной церкви, вместе с католиками и протестантами, иерархи которых приветствовали аплодисментами приветственную телеграмму Фюреру германского народа от имени Второго Всебелорусского конгресса (съезда представителей белорусских коллаборационистских организаций и других лиц, лояльных по отношению к немецким оккупационным властям), вместе с Белорусской Центральной Радой во главе с «дажывотным Прэзыдэнтам» бежали на Запад.

Полагая, что постоянную и длительную «внутривидовую» борьбу сторонников белорусской автокефалии после этого нет необходимости рассматривать подробно, отмечу лишь важный, на мой взгляд, момент: их союз с неканонической Украинской автокефальной православной церковью. Глава УАПЦ Поликарп (Сикорский) после войны благословил епископа Сергия (Охотенко) принять их под своё крыло. Напоминаю об этом исключительно для того, чтобы учитывать возможный сценарий такой «рокировки» и ныне.

Клерикальный национализм герра Рымашевского и его опасность для современной Беларуси.

В советской историографии клерикального национализма  основной упор делался на  исследовании последствий насаждения на западноукраинских и западнобелорусских землях в 17 – 18 веках униатства (греко – катололицизма). Украинскому фактору в этом плане повезло – он исследован достаточно подробно.

Белорусские греко – католики оказывались в тени. Видимо, самоуспокоение партийных идеологов во многом объяснялось тем, что под нажимом властей 12 февраля 1839 года на соборе в Полоцке униатские епископы во главе с Иосифом Семашко провозгласили прекращение действия Брестской церковной унии и подали просьбу на имя Николая I присоединить униатов к православной церкви. Наученная опытом польского восстания  1830 – 1831 годов царское правительство приняло радикальные меры. В начале XX века, после издания указа о веротерпимости (1905 г.), униатам было разрешено исповедовать свою религию. Тут уместно будет напомнить, что в рядах делегатов Второго белорусского конгресса в 1944 году представители греко – католических приходов замечены не были. И не потому, что в отличие от украинских униатов они были более лояльны по отношению к советской власти, а вследствие отсутствия организационных структур на территории БССР.

Иное дело сейчас. Белорусская Греко-Католическая Церковь состоит их двух деканатов, имеет 18 приходов, в состав её духовенства входят 15 священников и 1 диакон, в качестве резерва в духовных учебных заведениях обучаются 9 семинаристов.

Клерикальный национализм нам известен как засилье религии в различных сферах общественной жизни, сращиванием организационных структур церкви и националистически настроенной буржуазии в борьбе против социализма и атеизма. Происшедшее в ходе исторического развития переплетение религиозного и этнического факторов порождало и порождает возрождение религиозной и национальной исключительности, веронетерпимости, враждебности к другим народам. Применительно к сегодняшним политическим реалиям мы видим в клерикальном национализме подпитку русофобии. И примеров тому есть немало. Особенно на просторах нашей южной соседки Украины.

Современный этап использования клерикального национализма  в интересах  психологической войны нельзя понять без исследования одного из направлений рейгановского «крестового похода» против России, известного как программа «Истина». Мне выдержки из этого проекта американских спецслужб известны с 1983 года. После Июньского Пленума ЦК КПСС, рассмотревшего вопросы идеологической работы, я проходил в Киеве трёхмесячную специализацию военных пропагандистов по направлению «контрпропаганда». Планы заокеанских профи, как следовало из прочитанных нам вводных лекций по теме опасности планов «духовного обновления» населения СССР и перспектив «религиозного возрождения», ныне подтвердила жизнь. Оказался в целом верным и прогноз американских аналитиков относительно временных рамок. На процесс возрождения интереса к религии, объединения антисоветских элементов, возрождения националистических предрассудков у советских людей они отводили 30 – 40 лет. Применительно к современным белорусским реалиям мы отстаём от событий на Украине лишь на одно десятилетие. А это означает, что горячая фаза - противостояние и столкновения на религиозной почве по типу украинских событий у нас не за горами.

Поверхностному наблюдателю может показаться, что в Беларуси адекватно оценивают анализируемую ситуацию. В пользу такого вывода свидетельствует отказ в регистрации политической партии БХД. Но уже на стадии перечисления упреждающих мероприятий по графе «контрпропаганда против клерикального национализма» мы убеждаемся в необоснованности оптимизма властной вертикали.

Во–первых, власть публично демонстрирует политическую импотенцию на примерах бессилия правовых норм воздействия на те политические силы, которые готовят противостояние в многоконфессиональной и многонациональной стране. Правомерно отказывая БХД в регистрации политической партии, которая уже на стадии подготовительного периода демонстрирует нетерпимость к людям иных убеждений, властные структуры пассивно наблюдают за действиями герра Рымашевского от имени незарегистрированной организации.

Во–вторых, во властной идеологической вертикали нет понимания опасности, вытекающей для страны из фундаментальных проблем религиозного экстремизма. Правой рукою  сосредотачиваясь на борьбе с экстремизмом, власть левой рукой создаёт условия для возрождения религиозного мировозрения и насаждения религиозности среди населения. Ведь очевидно, и американский проект «Истина» это блестяще подтверждает, что религиозное противостояние  может созревать только там, где под воздействие религии попадает (в силу различных причин) значительная часть населения. Зачем же создавать условия для возрождения религиозности, чтобы затем героически сражаться с последствиями этого неоднозначного процесса.

Действующий в Беларуси закон «О свободе совести и религиозных организациях» только на словах гарантирует равное право атеистов с верующими.

Статья 25 указанного закона чётко устанавливает: «…ритуалы и церемонии беспрепятственно проводятся в культовых зданиях, сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, на кладбищах и в крематориях».

Далее эта статья гласит: «…ритуалы и церемонии, а также иные массовые мероприятия, имеющие своей главной целью удовлетворение религиозных потребностей, в специально не предназначенных для этих целей местах под открытым небом и в помещениях,  могут проводиться только после принятия соответствующего решения руководителем местного исполнительного и распорядительного органа или его заместителем в порядке, установленном законодательством Республики Беларусь»…

Когда пишутся эти строки, в Орше новый начальник РОВД  подполковник милиции Дмитрий Белковский пригласил на строевой смотр личного состава  протоиерея Валерия Серко. Священник передал  РОВД икону и освятил кабинеты райотдела. Кто позволил  так вольно трактовать закон? Есть в рядах милиции верующие – им путь в церковь, а равно в костёл или молитвенный дом  для удовлетворения своей религиозной потребности не закрыт. В конце концов, надо же думать о последствиях принимаемых управленческих решений.

А они не замедлили сказаться. Оперативно по следам события местный, так называемый «независимый» сайт дал свой комментарий. Из его текста следует, что оршанских «демократов» возмущает не насаждение религиозности среди личного состава  подразделения МВД, а то, что для отправления религиозного ритуала прибыл «настоятель православного храма Рождества Богородицы, известный своим неуважением к белорусскому языку».

Пользы для дела профилактики преступности подобные ритуалы дают мало, а вот повод для политиканов, разжигающих религиозную вражду и дестабилизирующих обстановку в стране дают.

В третьих, закон «О противодействии экстремизму», несмотря на пять внесённых поправок практически не служит основой для противодействия религиозному экстремизму в целях защиты прав, свобод и законных интересов граждан. Тот же герр Рымашевский сам признаёт, что «На то, какое внутреннее устройство должна иметь та или иная религиозная община, государство влиять не должно..» И сам же берёт на себя ответственность в случае прихода к власти отделить православную часть белорусского населения от Московского патриархата. Минимум, что надо предпринять в этой ситуации – потребовать от руководства министерства информации страны проверить высказывания герра Рымашевского на наличие признаков экстремизма. Попутно мы узнаем уровень профессионализма отечественных экспертов по профилю религиоведение…

Но самое главное в ситуации явной активизации клерикального национализма – это отсутствие понимания необходимости правильно оценивать опасность угрозы этого явления. 3 января мне повезло  дозвониться до министра информации Республики Беларусь Александра Карлюкевича. Среди вопросов, которые я поднимал в диалоге с ним, были и проблемы, которые более подробно и весьма аргументированно поднял в открытом письме Президенту Республики Беларусь Александру Лукашенко писатель белорусского публициста Анатолия Шлыкова.

Хорошо, что министр информации следит за публикациями на нашем сайте. Но обладает ли он реальным влиянием на положение дел?

Николай Петрушенко

Комментарии для сайта Cackle
Мясцовыя выбары2018
 

Опрос

За какую из партий вы бы сейчас проголосовали?

 
 
Блогер Кирилл Забавский о мыльном пузыре под названием БНР

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - editor@politring.com / +375 (4453) 15-3-52