Александр Опарин: О массовых обысках у НКО и СМИ и не только

Facebook Александра Опарина 
Когда мы говорим про все те драматические события, которые происходят на наших глазах с целым рядом белорусских НКО и независимых СМИ, то мы все должны понимать, что речь тут идёт об организациях, которые долгое время находились на внешнем финансировании; эти организации аналогичны тем, которые с недавних пор с РФ именуются «иноагентами», и в РФ вынуждены прекращать свою деятельность, - по большей части. Белорусские власти, как всегда, поступают более брутально, не дожидаясь, пока отечественные парламентарии сподобятся принять аналогичный российскому закон.

Производилось ли прямое финансирование протестных мероприятий через эти структуры или нет, — это пусть следствие разбирается. Была ли целенаправленная информационная поддержка протестных мероприятий — тут, конечно, приходится отвечать «да». Вспомним ситуацию с TUT.by и некоторыми другими электронным СМИ.

Более интересно, на мой взгляд, то, что все последние обыски и задержания — это своеобразный fin de siècle, конец цикла, конец «прекрасной эпохи», когда белорусские власти одинаково успешно играли как на западном, так и на восточном внешнеполитических направлениях. В какой-то период АП и белорусский МИД даже смогли на время «приватизировать» западный «вектор» (как до того плотно поставили под контроль восточный), отодвинув оппозицию и даже «перекрыв» ей, в некотором смысле, кислород: европейские структуры полностью переключились на «диалог» с официальным Минском, который более не отказывал им в надежде на возможную геополитическую и идеологическую переориентацию Беларуси.  

Для этого, правда, пришлось запустить в страну западные фонды, но самые важные из них быстро подключили к мидовским проектам, например, к известной «экспертной инициативе «Минский диалог», и фактически фонды начали инвестировать в повышение благосостояния отдельных белорусских экспертов.

Впрочем, тот же «Минский диалог», хотя и был призван «заговаривать зубы» западным партнёрам и имитировать готовность Беларуси идти по пути системных реформ, в целом был неолиберальной инициативой. Параллельно с ним в арифметической прогрессии росло количество других финансируемых западными донорами некоммерческих инициатив и интернет-изданий (не станем тут их называть, чтобы в теперешних трудных обстоятельствах это не выглядело как донос), ориентированных на, скажем так, капиталистические отношения, индивидуализм, права частной собственности, уменьшение роли государства в экономике и «свободный рынок» — в  общем, всё то, что у нас относят к либеральным позициям. Одновременно росло количество грантовых программ, рассчитанных на представителей белорусских министерств и ведомств, предполагавших включение их в образовательные программы повышения квалификации на Западе с теми же идеологическими установками.

В-общем, процесс был запущен — хотело этого государство или нет. Меня не покидает ощущение, в этой связи, что все последние инициативы белорусских чиновников относительно уменьшения декретного отпуска, изменения условий оплаты за нахождение в нём, все эти эксперименты с пенсионным возрастом — всё это оттуда, из западных неолиберальных программ.

Впрочем, наши западные партнёры вскоре поняли, что мы далеки от намерения радикально пересматривать нашу политическую систему — в плане её демократизации по западному образцу — белорусские же власти осознали, что коллективный Запад невозможно «пацифицировать» по отношению к Беларуси, и, главное, «лоялизовать» его к белорусскому руководству только косметическими политическими реформами и/или же только экономической либерализацией, не затрагивающей основы существующего строя.

Всё это было началом конца «плана Макея» по продвижению интересов белорусского режима на Западе, хотя план казался очень даже реализуемым после того, как коллективный Запад разочаровался в России; финал же случился после августовских выборов, когда тот же Запад занял достаточно жёсткую консолидированную позицию по отношению к белорусским властям.

И вот теперь ответ на основной вопрос.

Начавшийся вскоре после этого «разгром» прозападных НКО и связанных с западными грантовыми структурами СМИ в стране имеет несколько смыслов, как мне кажется.

Во-первых, и это главное, власти избавляются от организаций, которые для неё неорганичны, которые упорно продвигали европейские ценности, либерализацию экономики и идею евроинтеграции, и которые она готова была терпеть только в рамках «диалога» с евроатлантическими партнёрами; нет диалога — нет и организаций.

Во-вторых, это такая «ответочка» на санкции: не имея возможности напрямую воздействовать на евроатлантические структуры, на их основных игроков, власть пытается ударить по их «симпатизантам», одновременно  намекая Западу, что правозащитники и журналисты непосредственно из-за санкций страдают, и что на его коллективной совести задержания, аресты и возможные «посадки»; сама власть как бы и ни при чём, она только защищает «интересы» народа.

Есть ещё и такой элемент обиды, в-третьих: мы вот поступились множеством принципов, пошли на принципиальные для нас уступки, тем не менее, оказались не услышаны, а коллективный Запад не увидел (или не захотел увидеть) тех «красных линий», которые мы не можем позволить себе перейти; мы искренне хотели дружить, но по нашим правилам.

Как писал в 2014 г. Балаш Ярабик, внештатный эксперт Carnegie Endowment: «Беларусь не показывает никакого желания присоединиться к ЕС, но Минск все еще открыт для модернизации, и реформы продолжаются. Сохраняя свою озабоченность по поводу прав человека и демократии, ЕС должен сосредоточить внимание на тех секторах, где она реально может добиться реформ, которые будут реализованы».
«Многовекторность» - это же было не просто так, мы постоянно опасались попасть под влияние России полностью, и на условиях даже не российского суверенного руководства, а пресловутого «многобашенного Кремля», зависимого от интересов российских капиталистических элит.

С той же приватизацией системообразующих госпредприятий, которую нам навязывали со всех сторон, которую прозападные (и многие пророссийские) экономические аналитики презентировали как «панацею», ничего не могло получиться; не так давно Валерий Бельский, помощник президента по экономике, категорически ответил на эти претензии так: эффективность предприятий заключается не только в их прибыльности, но ещё и в сохранении инженерной школы и трудового коллектива, - после чего сослался на негативный опыт Украины и ряда стран Центральной и Восточной Европы. С чем нельзя, к сожалению, не согласиться.

Ну и напоследок по ситуации; о причинах, как я их вижу, поговорили, о внутренних смыслах тоже. Определённая логика в поведении власти есть…

Но проблема в том, что власть теперь метёт одной метлой и правых и не правых, в том числе и в идеологическом смысле. Многие региональные некоммерческие инициативы, теперь поставленные под удар, возможно, не пошли бы на поклон к западным грантодателям, если бы им была предоставлена возможность получить финансирование от белорусского государства, из какого-нибудь республиканского фонда местных инициатив, например. Ведь чаще всего речь шла не о каких-то абстрактных правах человека, а о попытках местных жителей бороться с местной же властью за свои права и жизненные интересы.

То же касается и независимой региональной прессы, главная задача которой, разумеется, не на протесты призывать. Независимые СМИ нужны для того, чтобы власть не дремала, чтобы проблемы выявлять, особенно в тех условиях, когда официальные органы массовой информации связаны финансово и организационно с соответствующими местными властями и не особо желают свой голос подавать в проблемных ситуациях, связанных с регионом и его жителями, с их реальными запросами и социально-экономическим потребностями. В Гомеле, например, только независимые журналисты и издания боролись за интересы жителей микрорайона, известного как «Старый аэродром»; на прошлой неделе к ним всем пришли «силовики».

Белорусское руководство не приложило никаких усилий, чтобы и такие инициативы обеспечить финансовой поддержкой без излишней опеки, через общественные фонды с участием государства. Чем также заставило их идти на поклон к международным центрам и фондам типа USAID, NED и т.д.

«Зачистка» независимых СМИ и некоммерческих организаций будет продолжаться, к сожалению. Но это не в интересах белорусских граждан, разумеется, скажу больше, что это не в интересах и властей. Решая ситуативные задачи, власти не думают о стратегии. Возможно, понимание придёт позже, и конструктив от власти мы увидим хотя бы в том, что они услышат сказанное в финальных абзацах. Очень хотелось бы надеяться.
 
Член Бюро ЦК Белорусской партии левых «Справедливый мир» Александр Опарин



6220 просмотров

Комментарии для сайта Cackle
Статистика заболевших в Беларуси
на 01.08.2021
Зараженных 446998
Скончавшиеся 3464
Выздоровевших 441369
 

Опрос

Должна ли Беларусь установить с Крымом прямое железнодорожное и авиасообщение?

 
 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ТОП-10 ПУБЛИКАЦИЙ

Курсы валют НБРБ

1 Доллар США 2,4997
10 Датских крон 3,9983
1 Болгарский лев 1,5205
1 Евро 2,9741
10 Норвежских крон 2,8441

О сайте

«Политринг» - дискуссионная площадка, целью которой является налаживание диалога между различными политическими, общественными, социальными группами Республики Беларусь. Мы не приемлем экстремизма, радикализма, нарушения законов нашего государства. Но мы чётко уверены: лишь с помощью диалога Беларусь может стать современным демократическим государством.
Связь с редакцией, реклама - [email protected] / +375 (4453) 15-3-52

ЧПУ «Согласие-медиа» УНН 193000461